Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:59 

Из мемуаров мастера Э. - продолжение

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
АПД: Заключение.
Пожалуй, я погорячилась, когда подумала, что текст получится в тандеме с "Исчезновением на холме Туна". Холмы, подозрительные холмы. История, несмотря на обертку, в очередной раз вышла об одиночестве и потерях и о том, как можно попытаться их преодолеть.
Достижение: самый большой текст о непрерывных событиях, без временных скачков. А еще как риторический вопрос: как можно было три года писать 28 страниц и пару недель накидать 21.
Всем сирдец. 600 слов.

АПД: Карты раскрываются. Я не слишком удивлюсь, если кто-то разочаруется в такой развязке, хотя мне казалось, что поданные "улики" позволяют понять, что тут происходит. Тем более текст более менее подчинен законам жанра, и приведения в нем тоже им же подчинены.
1500 слов, осталось заключение.

АПД: Каждый развлекается в силу своих возможностей. 1600 слов.
Я прикинула, что если сам текст в один пост может и поместится (хотя уже вряд ли), то мои ремарки точно нет. Поэтому завожу новый. 1900 слов.
Теперь можно повесить название, которое я все же решила поменять по сравнению с изначальным тогда же, когда довольно стремительно решила поменять жанр. Сюжетно все осталось так, как было задумано, но сперва это планировался юмор, местами даже стеб. А теперь... :alles:
Отсылка в названии, понятное дело, к фильму ужасов и книге "Призрак дома на холме". Не смотрела, не читала, подробностей не знаю)
И, внимание, вопрос. Сколько приведений в Форменосе?


Начало (1-4)

Замок на холме


-5-

Я мчался по переходам и лестницам, что есть ног и ни мало не заботился объективной возможностью переломать ноги и даже шею.
Крик Келебриан оборвался также резко, как зазвучал, и это обстоятельство подгоняло меня еще сильнее. Но в тоже время я мог лишь примерно предполагать, где сейчас находится моя супруга, и неустанно звал ее. Что же могло случиться? Обвалился потолок? Или она споткнулась и упала? Или поранилась обо что-то? А может наши загадочные гости попали в беду, и крик Келебриан был криком ужаса?
Я успел перебрать в голове множество самых страшных вариантов, но когда оказался на третьем этаже другого, столь же пустого и гулкого крыла, какое обследовал недавно сам, мне наконец-то удалось услышать ответный возглас. Келебриан обнаружилась в одной из многочисленных комнат, и когда я увидел ее, сердце мое сжалось. Супруга сидела на полу, разметав юбки, и сотрясалась в рыданиях. Лицо ее было мокрым от слез, а руки и плечи часто дрожали. Я тотчас бросился к ней.
— Келебриан, родная моя, что произошло? Ты поранилась? — я упал на колени рядом с ней и принялся осматривать, боясь увидеть следы крови. Но их к счастью не было, а сама Келебриан только мотала головой и не сразу сумела вымолвить:
— Он… Он был здесь… Рядом, как ты сейчас!.. О, Элронд! ..
— Кто? Наши гости, ты отыскала их? — не понял я ее сбивчивых слов.
Тогда Келебриан снова замотала головой, сглотнула и с трудом продолжила. Голос ее срывался.
— Нет! Он! Один в один, как на портрете! Прошел мимо меня! .. О, Элронд, отец был прав! .. — и она опять разрыдалась и не могла больше вымолвить ни слова.
Я же растерялся. Что за портрет? Кто прошел? В чем был прав отец? Неужели супруга моя снова заболела от переутомления, и виной тому — злосчастная наша авантюра? Это не на шутку пугало, но меня почти сразу отрезвило осознание, что нельзя больше сидеть здесь на холодном полу, а следует как можно скорее отнести Келебриан вниз, уложить в постель и напоить целебным отваром. А уже затем решить, как быть дальше, и, возможно, прямо с утра отправиться обратно в город. Гости же… Сейчас мне определенно было не до них, и я даже ощутил отчетливую досаду, словно бы виной произошедшему было их неуместное вторжение. Впрочем, пожалуй, именно так оно и было.
Подумав об этом, я собрался уже подняться на ноги и поднять следом за собой Келебриан, но тут услышал в переходе шаги. Шли двое, и подметки их обуви слаженно стучали по каменным плитам. Они оживленно говорили о чем-то, но слов я различить не мог и только определил, что речь ведется на квенья.
«Вот и гости нашлись», подумал я и укорил себя за недавние несдержанные мысли. Сейчас появление двух пар дополнительных рук было бы весьма кстати: я сомневался, что Келебриан сможет сама спустить вниз, поэтому поспешил подняться и выглянуть в переход, чтобы наконец-то поприветствовать идущих и попросить их помощи.
Что это вовсе не те эльфы, которых я видел во дворе в сопровождении собак, стало ясно с первого взгляда. Те двое были одинаковы ростом и фигурой, что легко можно было определись, несмотря на плащи. Но эти, кого я увидел сейчас в конце перехода, были непохожи даже издалека: один очень высокий и плечистый, другой заметно ниже и тоньше. Я не успел удивиться этому неожиданному появлению еще одних путников, но сразу вскинул руку в приветственном жесте и собрался было крикнуть. Но не смог.
Двое идущих эльфов продолжали беседовать друг с другом, не обращая на меня ни малейшего внимания, и теперь я смог бы даже разобрать их слова, но оказалось, что в этот миг я будто бы оглох, а язык мой словно приклеился к гортани. Сейчас в угасающем дневном свете, проникающем внутрь сквозь узкие окна перехода, я сумел разглядеть обоих идущих и тотчас узнал их. Это были наши с братом опекуны. И оба они были давным-давно мертвы.
Я почувствовал, как волосы зашевелились у меня на голове, а затем едва не подскочил на месте, когда услышал рядом с собой жалобный полувсхип-полустон. Оказалось, Келебриан все же сумела подняться самостоятельно и тоже выглянула из комнаты, а теперь, также как и я, смотрела на тех, кто неотвратимо к нам приближался.
«Отец был прав», вспомнил я недавние ее слова и снова перевел взгляд на идущих. Это вне всякого сомнения были те, кого я когда-то так хорошо знал, и кого вовсе не желал встретить в текущих обстоятельствах. Поэтому я крепко стиснул руку моей супруги и шепотом произнес одно слово:
— Бежим.
Повторять не понадобилось. Мы бросились прочь, стремясь как можно скорее покинуть это мрачное место и вернуться в наши обжитые комнаты, надеясь оказаться там в большей безопасности. Я по-прежнему сжимал руку Келебриан, опасаясь, что неведомая сила может настичь нас и схватить. Но одновременно я с некоторым облегчением заметил, что Келебриан, кажется, преодолела недавнюю свою слабость, и мне не приходилось волочить ее за собой: она бежала сама.
Погони, насколько я мог судить, не было. Никто не выскакивал нам навстречу, не тянул руки из отворенных дверей комнат и не кричал в след проклятия и угрозы. Лишь единожды мне показалось, что внутри очередного покоя возле окна темнеет чья-то фигура, но, конечно, я не стал останавливаться и проверять этот факт.
Тем временем мы преодолели все пролеты этажей, миновали переход между Главным залом и крыльцом и оказались в «нашей» части замка. Не обменявшись по пути ни единым словом, мы, тем не менее, согласно устремились в одно и то же место.
— Нужно как можно скорее взять припасы и покинуть замок, — наконец выговорил я, когда мы очутились на кухне.
Келебриан лишь кивнула мне и тотчас бросилась к полкам, где хранилось то, что мы принесли из кладовой на первое время. Я отметил про себя, что лицо моей супруги уже обсохло, и хотя на щеках остались дорожки от слез, она выглядит не испуганной, а сосредоточенной и даже решительной. Сейчас она очень походила на мать, и в других обстоятельствах я обязательно бы это сказал.
Мы отыскали здесь же в шкафу пару полотняных мешков и принялись спешно складывать в них сыр, колбасы и хлеб. Я помнил, что в спальне, в нашем багаже были две дорожные фляги, а на подоконнике охлаждалась к вечеру бутылка вина. Этого скромного запаса должно было хватить на быструю дорогу, и оставалось лишь схватить самое ценное, вывести коней и броситься прочь. Сейчас мне вспомнились странные происшествия последних дней: пугающий утренний сон Келебриан, то видение, которое она приняла за меня самого… Возможно, сюда же следовало отнести старую колыбельную, которую я услышал из кухни, и о которой позабыл спросить на следующее утро.
— Готово. Скорее! — произнесла Келебриан и ухватила меня за локоть, но тут же выпустила и вскрикнула.
Я стремительно обернулся и, собираясь обороняться, выставил перед собой то, что первым попалось под руку. Это была стоявшая на плите широкая сковорода. Пожалуй, выглядело нелепо, но меня заботил вовсе не это, а то, сможет ли хоть какое-то оружие защитить нас от неведомого врага. Но защищаться, по крайней мере, пока было не от кого.
За кухонным столом сидел мальчик. Он не смотрел на нас, не смотрел в стоящую перед ним миску, а только болтал ногами и глядел в окно, выходящее в укромный дворик будущего — или уже не будущего? — сада. Я не почувствовал исходящей от ребенка угрозы, но счел за благо нащупать руку моей супруги и беззвучно потянул ее к выходу. Она благоразумно не сопротивлялась, и мы осторожно попятились, унося с собой мешки с провизией.
— Ну и что ты тут страдаешь в одиночестве? — раздалось вдруг у нас за спиной, и мне стоило труда не вскрикнуть.
Я медленно повернул голову и увидел прислонившегося к дверному косяку эльфа. Он скрестил на груди руки и насмешливо смотрел на мальчика.
— Я думаю, — охотно откликнулся тот.
— Я так и понял, — хмыкнул эльф и собрался было войти, но тут из коридора раздался цокот когтей, и в дверь, отпихнув стоящего, пролез крупный белый пес. Он тотчас направился к столу, сунул нос в миску, но, не заинтересовавшись содержимым, отошел к окну, где, поднявшись на задние лапы, выглянул наружу. Раздался громкий лай, белый пушистый хвост приветливо заходил из стороны в сторону.
— Тихо! — прикрикнул на него эльф и все же прошел вперед.
Мы с Келебриан стояли, ни живы, ни мертвы, и вжимались в стену. И пес, и его хозяин не задели нас на какие-то доли дюйма, но от их приближения не почувствовалось ни тепла, ни холода, ни дуновения ветра. Ничего. Включая хоть какой-то признак того, что мы им интересны. Видя это, я снова собрался было потянуть Келебриан прочь, но она опередила меня, и мы, по-прежнему стараясь не издавать ни звука, выбрались в коридор. Продолжившийся на кухне нехитрый разговор вдруг резко оборвался, но в тот же миг голоса зазвучали с другой стороны, из столовой.
Я взглянул на супругу. Чтобы попасть наверх, в спальню и забрать необходимые для отъезда фляги, плащи, сапоги для верховой езды нам нужно было пройти мимо отворенной двери, а оттуда доносились отчетливая и громкая речь. Кто-то смеялся, перебивал друг друга, спорил и явственно гремел посудой.
Келебриан кивнула, и мы, решившись, принялись красться вперед.
Когда же я поравнялся с дверью, то не смог удержаться и приостановился на мгновение, чтобы заглянуть внутрь. Стол в центре столовой был накрыт и уставлен самыми разнообразными блюдами и тарелками, но я не узнал в них нашу с Келебриан посуду. Подсвечники тоже были иные, а вместо хрустального графина стояли серебряные кувшины, украшенные великолепной чеканкой. От горящих свечей и глубокой миски с мясом шел светлый дымок, но я не ощущал ни запаха, ни тепла.
Все десять стульев гарнитура были заняты. Я снова увидел мальчика, и своих опекунов, и белого пса лежащего у ног хозяина. Келебриан оказалась права: лица сидящих были один в один, как на портретах, которые мы видели в залах королевского дворца в Тирионе или в гостях у некоторых наших родственников, а еще на страницах книг, альбомов… Никто из сидящих снова не обращал на нас ни малейшего внимания, они беззаботно предавались своим беседам, но теперь я вдруг что-то почувствовал. Что-то странное, какой-то другой, липкий страх и холод, а еще будто бы чей-то внимательный взгляд, хотя никто из присутствующих даже не смотрел в мою сторону, не говоря о том, кто вовсе сидел в торце стола спиной к двери. И все же мне сделалось неуютно и страшно и захотелось немедленно броситься прочь, вовсе не подниматься наверх, не заходить на конюшни, а как можно быстрее вырваться за пределы замка и идти в Тирион хотя бы и на своих двоих.
Я опомнился оттого, что Келебриан дергала меня за локоть. В лице ее не было ни кровинки, а глаза расширились и потемнели от ужаса. Она определенно чувствовала то же самое. Здесь нельзя было больше оставаться, и мы столь же неслышно двинулись дальше по коридору, продолжая прислушиваться к голосам и убеждаясь, что никто из сидящих в столовой не решил последовать за нами.
Спальня встретила нас такой же, какой была оставлена утром. Я спешно облачился в дорожное платье и сапоги, помог скорее переодеться Келебриан, набил припасами наши сумки, и мы были готовы снова броситься вниз, к лошадям. Но в последний момент что-то побудило меня выглянуть в окно и посмотреть на ворота. И тогда сердце мое пропустило удар.
На улице уже почти стемнело. Это обстоятельство прежде не останавливало наше желание как можно скорее отправиться в путь, лишь бы оставить за спиной это пугающее место. Но теперь это, кажется, стало невозможным: ворота были закрыты. Я готов был поклясться, что лишь слегка притворил их, когда утром убирал кровавую лужу, но теперь створки были плотно сомкнуты. Новое темное пятно, отчетливо различимое даже в сгустившихся сумерках, широким языком выползало из-под ворот во двор, и в самом центре него я видел высокую фигуру. Меня вновь пронзил тот ледяной холод, который я только что чувствовал внизу, и я с ужасом осознал, что теперь стоящий смотрит прямо на меня. Он медленно поднял руку, словно бы в приветственном жесте и в тоже мгновение исчез.
— Элронд! — раздался у меня за спиной отчаянный крик супруги.
Я резко обернулся и увидел, как ручка двери в нашу спальню медленно поворачивается.


-6-

Дверь была заперта.
Я вспомнил, что сам же и задвинул щеколду, уже когда пересек в два прыжка комнату и навалился на створку всем телом, отчаянно надеясь помешать вторжению чего-то неведомого. Келебриан бросилась мне на помощь, но ручка дернулась еще дважды, после чего замерла, и снаружи, из коридора раздался отчетливый смешок, а следом за ним неспешно удаляющиеся шаги.
Сердце у меня в груди колотилось, словно кузнечный молот. Я смотрел на бедную мою супругу и судорожно соображал, как же нам теперь быть. По всему выходило, что покидаться замок и даже комнату до рассвета – сущее самоубийство. А значит, нам следовало держать оборону в спальне и молиться Создателю.
Тут я вспомнил оставленный внизу, у подножия холма поселок рабочих с его большими кострами и вбитыми возле входов в дома гвоздями. Выходит, в этом был какой-то прок, раз Эрвэ и его мастера сумели прожить здесь три месяца и уехать целыми и, насколько я мог судить, невредимыми.
– Нужно поскорее разжечь камин и запалить свечи, – сказал я Келебриан, а сам поспешно придвинул к двери тяжелый комод, после чего бросился к сумкам и еще оставленным возле окна коробам с неразобранными вещами.
Я не был уверен, что смогу отыскать там гвозди, но надеялся заменить их чем-нибудь другим. Но первым же в руки мне попался так и не развернутый подарок Эрвэ. Как я мог позабыть про него? Это было как минимум невежливо по отношению к мастеру, и можно было оправдаться лишь тем, что сначала я был слишком опьянен радостью переезда и в тоже время удивлен этим странным даром, а позднее был слишком занят, чтобы вспомнить про сверток. Теперь же он оказался как нельзя кстати. Я поспешно разорвал бечевку и размотал холстину. Извлеченный на свет меч, вероятно, имел свою длинную и славную историю, и в других обстоятельствах я не преминул бы как следует его рассмотреть, но сейчас взглянул лишь мельком. Его форма и украшения на эфесе говорили о солидном возрасте, меня же покуда интересовала лишь острота лезвия. Заточка оказалась превосходной, и тогда я поспешил обернуть вокруг бедер ремень с ножнами и не смог не поморщиться от этого простого и знакомого, но на счастье давно позабытого ощущения тяжести на левом боку.
Тем временем Келебриан справилась с камином и зажгла свечи на окне и в канделябрах возле двери. Можно было немного порадоваться тому, что мы выбрали для спальни эту небольшую комнату, где имелось лишь одно окно, а значит и меньше возможностей для нападения. Убедившись, что огня достаточно, я эфесом меча заколотил в дверные косяки и оконную раму несколько к счастью обнаруженных в ящике комода гвоздей – должно быть, они остались при сборке мебели.
Покончив с этим, мы огляделись, убеждаясь, что ничего больше для своей безопасности сделать не можем, и тогда решились присесть на постель. Сначала в коридоре, да и во всем замке было столь же тихо. Но затем я вновь услышал за дверью шаги, не такие как прежде, другие – быстрые, торопливые. Кто-то шел и, судя по всему, по очереди заглядывал в каждую попадающуюся по пути комнату. Наконец, добрался до спальни и, в тот же миг, когда я поднялся и обнажил свой меч, вошел внутрь. Нашим глазам предстало наистраннейшее зрелище: в комнате оказалась лишь верхняя половина тела: вошедший эльф остановился на пороге, и рука его повисла в воздухе, словно бы он держал ее на ручке отворенной двери. Но дверь-то как раз была по-прежнему заперта, а комод перед ней никуда не делся, поэтому ниже пояса эльф скрывался от наших глаз за деревянными панелями выдвижных ящиков.
– Где отец? – он быстро оглядел комнату и остановил взгляд поверх наших голов. Я невольно обернулся.
 Точно не здесь, – ответил ему другой эльф. Он сидел на подоконнике как раз между двух свечей и разбирал какие-то бумаги. Секунду назад его здесь не было.
Судя по выражению лица, вошедший собрался сказать что-то едкое, но в этот момент снаружи, откуда-то со стороны лестницы раздался оклик:
– Где ты ходишь? Проверил, записал?..
Торчащий в двери эльф сию же секунду исчез, и стали слышны лишь его шаги, затем снова голоса, но и они стали быстро удаляться, и можно было различить лишь то, что кто-то едет в Тирион, и по случаю нужно пополнить какие-то запасы. А дальше все стихло. Я снова оглянулся и увидел, что подоконник тоже опустел.
– Может, обойдется?  тихо произнесла Келебриан и осторожно взяла меня под руку.
Я лишь неопределенно покачал головой и прислонил меч к краю постели. Действительно, было не похоже, что все эти появляющиеся тут и там эльфы хотят нам навредить. И потом я опять вспомнил про наших рабочих. Они пусть и поспешили уехать, к тому же, не решившись рассказать нам ничего о здешних пугающих обитателях, но было не похоже, чтобы их присутствие здесь грозило чем-то страшным. Хотя тут я вспомнил уже недавний взгляд из-под арки и ощущение ледяного ужаса, последовавшее за ним. Как бы то ни было, мы не могли позволить себе потерять бдительности и оставаться здесь дольше, чем потребуется, чтобы ускользнуть.
Убедившись, что никто больше не спешит ворваться в комнату, мы с Келебриан снова сели на край постели и так без сна и покоя провели всю ночь. Пустой и тихий замок словно бы проснулся после долгого забвения и ожил. До нашего слуха постоянно доносились шаги, разговоры, смех и даже музыка. Я снова узнал колыбельную, а еще несколько других мелодий, которые часто наигрывал нам с братом наш опекун. Несколько раз речи велись прямо за дверью, и я даже начал узнавать голоса и связывать их с именами. Но в спальню больше никто не вторгался. Это, а еще меч под рукой немного успокаивали меня, и я заметил, что Келебриан тоже по-прежнему сосредоточена и полна решимости, хотя очевидная тень страха и лежала на ее лице. Несколько раз она поднималась с места и принималась бродить по комнате пока, наконец, не подобрала с моей прикроватной тумбочки книгу и не принялась ее листать. Книгу эту я прихватил из библиотеки в первый же день, рассчитывая почитать на ночь, но успел тогда лишь бегло полистать, а потом мне сделалось не до того. Пухлый том без заглавия содержал в себе подборку составленных разными авторами календарных записей, а кроме них отдельные заметки, описания строительства, быта и уклада жизни Форменоса. Сперва я вовсе не обратил внимания на эту безымянную книгу, но, открыв невзначай, увидел изображающий замок рисунок. Немного полистав, я понял, что этот сборник мог бы быть озаглавлен «История Форменоса», и решил, что подобное чтение – самое подходящее на данный момент.
Не знаю, что Келебриан успела там вычитать, я не мог отвлечься от доносящихся снаружи звуков и только изредка бросал на страницы беглый взгляд. Оказалось, здесь же были и планы этажей, и зарисовки отдельных комнат, и даже быстрые портреты самых разных обитателей. Меня посетила мысль, что, возможно, здесь есть указание на какой-то потайной проход за стены, и я предложил Келебриан поискать информацию о нем. Но к тому часу, когда в спальне посерело от наступающего утра, мы так ничего и не узнали. Постепенно замок снова затих, и когда свечи на окне совсем догорели, я встал, чтобы выглянуть наружу.
Ворота были открыты. Именно так, как я оставил их накануне, и если бы не никуда не исчезнувшее широкое и черное в туманных утренних сумерках пятно, я мог бы подумать, что меня подводит рассудок. Келебриан тоже поднялась с места, оставив свою книгу, и вздрогнула, увидев эту мрачную картину. Только тогда я решился рассказать ей то, что утаил, когда поведал о волчьих следах в пыли, и она лишь кивнула и произнесла:
– Стоит попытаться уйти.
Я был с ней согласен. Мы забрали сумки и фляги, я отдал Келебриан свой охотничий нож, а сам забрал меч и отодвинул от двери комод.
В коридоре было темно и пусто. Не раздавалось ни звука, ни шороха. Решившись, я взял супругу за руку и осторожно повел за собой. Нам оставалось надеяться, что наши ночные гости – или наоборот, хозяева? – не добрались до конюшни и не навредили лошадям, и теперь мы сможем столь же успешно уехать.
Путь по переходу и дальше по лестнице не принес никаких неожиданностей. Мы спустились на первый этаж, миновали столовую, убедившись, что на сей раз, она пуста. И почти добрались до двери в другую часть замка, когда возле кухни я вдруг почувствовал будто бы дуновение сквозняка и обернулся.
Бледный свет, падающий с лестницы, превращал замершую в конце коридора фигуру в отчетливый темный силуэт. Я тотчас узнал в нем того, кто накануне вечером зловеще махал мне рукой возле ворот. Пальцы мои сами стиснули меч, но я сумел взять себя в руки, и вместо того, чтобы замереть и попытаться отразить нападение, втолкнул Келебриан в кухню и захлопнул за собой дверь.
Супруга моя тоже успела разглядеть нашего преследователя, но это потрясение, как и вчера, вновь сделало ее только решительной. Я подумал, что вероятно позднее, если нам суждено будет выбраться, мне еще предстоит утешать ее запоздалые рыдания, но пока же она первой сообразила броситься к окну и, распахнув створки, выбралась наружу. Я поспешил последовать за ней.
Отсюда, из опоясанного галереей дворика небольшая дверь вела напрямую в Главный зал, а уже оттуда до конюшен было рукой подать. Надежда оставалась на то, что наш нехитрый маневр обманет таинственного преследователя, и мы успеем добраться до заветной цели. Я вновь схватил Келебриан за руку, но не успели мы сделать и нескольких шагов, как остановились, словно вкопанные. Сначала моя супруга, а затем и я сам увидели притаившуюся за колонной фигуру. За той самой колонной, возле которой находился желанный вход в зал. Кто-то стоял там, не слишком скрываясь и обнимая рукой резной камень. Я не видел в полумраке лица, но понимал, что взгляд стоящего устремлен прямо на нас.
Мы стали пятиться, пока не уперлись в один из оставленных для украшения сада валунов. Тогда я выставил перед собой меч и оттеснил Келебриан себе за спину. Притаившийся по-прежнему молчал, разглядывая нас, и я, наконец, не выдержал:
– Чего вы все хотите?! Отпустите нас!
Сначала не было никакого ответа, но затем раздался уже знакомый мне смешок, а следом за ним и голос – глубокий, доносящийся словно бы издалека:
– Чтобы вы уехали отсюда и никогда не вздумали возвращаться.


-7-

Этого голоса мне прежде слышать не доводилось. Ни в замке, ни где бы то еще.
Но сейчас меня больше озаботил не он. По всему выходило, что желания наши и таинственного незнакомца совпадают, а значит, эта мрачная история обретала возможность окончиться благополучно. Я переступил на месте, по-прежнему сжимая меч, и собрался деликатно намекнуть незримому собеседнику, что коли так, мы и сами были бы рады быстрее покинуть это негостеприимное место. Но помешал мне неожиданный возглас Келебриан:
– Мы ведь не собирались делать ничего дурного! Только навести здесь порядок и обустроить наш новый дом!
Я не был уверен, что сейчас уместны подобные уточнения наших несбывшихся планов, поэтому нащупал руку супруги и сжал ее, побуждая замолчать.
– Это не ваш дом. И вам нечего здесь делать, – тотчас был дан суровый ответ.
– Но вообще-то у нас есть указ короля нолдор. И он передал замок мне… – теперь уже я сам произнес это прежде, чем успел хорошенько подумать, что не стоит поддаваться порыву и спорить. Но, должно быть, в этот момент предельной напряженности некоторые безрассудство и упорство, свойственные нашему роду, возобладали и надо мной.
А вместо возможного гнева и негодования, я с удивлением снова услышал смех, теперь уже более явный, хотя вовсе не добродушный.
– Я видел его. Это весьма забавно.
В тени галереи произошло какое-то движение: обнимающая колонну рука исчезла, что-то пролетело через двор, и на траву недалеко от нас упал кожаный футляр с королевским указом. Теперь я понял, что в спешке даже не вспомнил о нем и оставил где-то в спальне.
– Красиво написано. Но никто больше не войдет в Форменоссэ и не выйдет из него, если я того не пожелаю, – и наш собеседник наконец-то выступил на свет.
Мне стоило труда не вскрикнуть, а вот Келебриан сдержаться не смогла. Конечно, дело было в лице. Нет, на нем не осталось следов крови или страшных увечий, оно было обычным, разве что слишком бледным для живого эльфа. Но это было хорошо знакомое нам лицо, его узнал бы каждый, кто бывал в парадном зале дворца и видел висящий за троном старинный портрет. А каждый член нашей семьи неизменно искал собственное с ним сходство. Мое недавнее упоминание о злополучном королевском указе теперь казалось дважды нелепым.
– Забирайте лошадей и уезжайте. И донесите до всех любопытных, что их здесь не ждут, – снова прозвучало резкое требование.
Но я ничего не ответил, не имея сил отвести взгляд от лица нашего предка. Он понял это и усмехнулся:
– Похож, но не слишком. А ты, – он перевел взгляд на мою супругу,  похожа на мать. Но не во сне.
И он улыбнулся шире, а улыбка получилась не добрая, зубастая. Келебриан у меня за спиной ощутимо вздрогнула. Я сильнее сжал ее руку, успокаивая, и, не зная, что еще сделать, зачем-то спросил:
– А что же остальные?
– Остальные? – спросил мой собеседник.
– Те, кого мы видели все эти дни.
Он нахмурился, и тень своеобразного веселья тотчас пропала с его лица, а губы сомкнулись в тонкую линию. Посмотрев по очереди на меня и на Келебриан, он лишь взмахнул рукой.
В первое мгновение мне показалось, будто бы мир поплыл у меня перед глазами, как это бывает от крайней усталости, болезни, или же когда воздух искажается от воздействия сильного жара. Но затем я понял, что вокруг что-то меняется. Дрогнули стены замка, галерея, трава во дворе, и уже через миг я видел их другими, преобразившимися. От серого пасмурного утра не осталось и следа, и теперь пространство вокруг меня заливал золотой свет поразительной чистоты. Лужайка под ногами сделалась ровной и зеленой, в украшенном разноцветной мозаикой бассейне зажурчал фонтан, а замок стал свеж и красив. Стены его теперь увивали плети дикого винограда, на башне, которую я видел безнадежно обвалившейся, развивалось знамя. Во дворе появилось множество самых обычных вещей, следов которых я прежде не видел, а сейчас они ясно давали понять, что жизнь здесь идет обычным чередом: по углам стояли бочки с водой, кто-то позабыл возле каменного парапета бельевую корзину, к стене прислонились связанные вместе удочки…
Неподалеку от нас возле бассейна обнаружился уже знакомый нам мальчик, он увлеченно лепил что-то из глины. В галерее вокруг раздавались шаги, мимо несколько раз проходили эльфы, несли разную поклажу, явно спешили по делам. Мальчик то и дело поднимал голову и провожал их взглядом.
– Привет, – раздалось тут из-за спины нашего по-прежнему мрачного и недвижного собеседника, и со стороны Главного зала во двор вышел эльф.
Его мы тоже увидели: единожды, в столовой. А еще множество раз на портретах и самых разных рисунках, да и наши с братом опекуны неоднократно описывали его на словах. Мне снова стало не по себе, и я подумал, что опасаюсь даже мысленно называть его по имени: если уж тон нашего с Келебриан предка не отличается дружелюбием, то чего незадачливым гостям ждать от настоящего хозяина замка?..
– Привет, – тем временем радостно откликнулся на новое появление мальчик и, бросив свои поделки, вскочил на ноги. – Пойдем купаться?
– Сходи с отцом? – рассеяно предложил эльф, не стал останавливаться и пошел дальше – прямо на нас с Келебриан. Мы поспешили посторониться.
– Так он же на охоте…
– А…
– А остальные из Тириона только послезавтра вернутся.
– Вот как… – было произнесено тем же тоном, и мальчик, посмотрев на удаляющуюся спину, только вздохнул и вернулся к своему занятию.
Эльф тем временем миновал лужайку, пройдя прямо сквозь замшелый валун, возле которого мы только что стояли, и уже почти скрылся в полумраке галереи, но внезапно остановился и обернулся: мальчик возле бассейна снова мял в руках глину, впрочем, делал это без прежней увлеченности. Словно взвешивая что-то в мыслях, эльф постоял так еще несколько секунд, а затем вдруг переступил через парапет, в два шага оказался возле ребенка и, прежде чем тот успел поднять на шум голову, подхватил его с травы и взвалил себе на плечо.
– Ладно, идем. И отца позовем с собой.
Мальчик радостно рассмеялся и стал пытаться освободиться, но держали его крепко. Сам эльф сохранял серьезность, хотя когда он вновь проходил мимо меня, я с облегчением заметил на его лице беглую улыбку. Так, они двое снова пересекли пространство двора и скрылись в Главном зале. За все то время, что длилась короткая сценка, ни тот, ни другой не обратили ни малейшего внимания ни на нас с Келебриан, ни на неподвижную фигуру в арке галереи. Теперь мне все стало ясно.
Воздух снова дрогнул тем же, уже знакомым маревом, и все вокруг переменилось обратно. Исчез золотой свет, вернулось серое утро, остатки башни опять понуро торчали над помрачневшими стенами, и в сухом бассейне остались лишь пыль да засохшие листья.
– Мы могли бы снова все наладить, – неожиданно заговорила Келебриан и, освободившись от моей хватки, выступила вперед. – И сюда бы вернулась жизнь и… И даже радость.
– Зачем? – только и спросил собеседник, и, видя наше непонимание, добавил: – Сюда уже некому и нечему возвращаться.
– Но почему? Разве так не будет лучше, чем просто уехать и оставить Вас дальше пугать случайных путников? – отважно не остановилась Келебриан, огляделась и указала на бассейн: – Здесь можно многое сделать, как прежде. Починить, отчистить… А что-то, наоборот, изменить. Например сад, я думала разбить клумбы, сделать горку и поставить вокруг эти камни… Так сейчас модно на Тол-Эрессеа, посмотрите, – и она наклонилась и стала суетливо счищать со спины валуна наросты мха и лишайника.
Предок наш наблюдал за этим действием со вновь появившейся усмешкой, и когда Келебриан вдруг негромко вскрикнула и отшатнулась прочь, я оглянулся и с изумлением увидел на обнажившемся камне высеченные буквы: короткое имя.
Смятенные, мы переступили на месте, не зная, как же быть, а предок наш продолжал смотреть, явно удовлетворенный этим замешательством. Наконец, он снова заговорил:
– Уезжайте и придумайте себе другое развлечение. Сейчас же!
Я вздрогнул от этого резкого властного голоса и, не решившись более перечить, потянул за собой Келебриан. Мы не стали поворачиваться спиной и потому боком неуклюже пересекли двор и, перешагнув через парапет, попали в галерею – проходить мимо нашего предка мы тоже не отважились. Он стоял на том же месте и, не глядя более на нас, смотрел на опрокинутый камень. На мгновение колонна заслонила его от моего взгляда, а когда я миновал ее, возле арки уже никого не было.
Осторожно озираясь по сторонам, но, не говоря ничего, мы с Келебриан вошли в Главный зал, быстро оставили за спиной его гулкую тишину и оказались во дворе. Лошади в конюшне были спокойны, их явно ничто не тревожило, и нам не понадобилось много времени, чтобы оседлать их и вывести за ворота, по пути убедившись, что вязкая темная лужа на камнях никуда не делась. Супруга моя молчала, но я несколько раз ловил на себе ее цепкий полувопросительный взгляд…
Так, медленно и не слишком уверенно ведя за собой лошадей, мы успели спуститься до середины холма. А затем остановились, переглянулись и, не тратя времени на слова, слаженно повернули назад. И когда мы тем же путем возвратились обратно, причем мне пришлось изрядно ускорить шаг, чтобы поспеть за почти бегущей моей супругой, то обнаружили во внутреннем дворе некоторые изменения. Камень с высеченным на нем именем лежал теперь на другом месте, и я увидел на траве глубокие борозды там, где он только проехал. Предок наш сидел на нем спиной к входу и не обернулся, когда мы с Келебриан остановились на пороге галереи. Откуда-то с верхних пустующих этажей доносилась медленная мелодия арфы.
Я прислушался к ней и в раздумьях стоял так некоторое время, пока Келебриан не шевельнулась рядом со мной и не пошла вперед быстрым шагом. Тогда я последовал за ней.


-8-

И вот я наконец-то приблизился к завершению своей необычной истории, и мне осталось поведать лишь о том, что же произошло после нашего возвращения в замок, и что происходит в нем теперь.
Итак, в Главном зале, насколько я могу судить по увиденному накануне, заканчивают вставлять витражи и скоро перейдут к последним декоративным работам, а уже затем будут вносить мебель и вешать светильники. Это значит, что пока нет никаких причин сдвигать предварительные сроки нашего большого приема. До него, конечно, есть еще достаточно времени, но мы с Келебриан уже составили списки гостей, подумали над тем, как всех их разместить, и даже начали планировать подходящее случаю меню. Занятие это хлопотное, но приятное, как и значительная часть из того, что случилось с нами в Форменосе.
Чего стоит одна только история с мебелью. Наверняка многие в Тирионе были удивлены, узнав, что мы, вернувшись из замка по прошествии почти полутора месяцев, отменили почти все наши заказы. А хуже того, и, уверен, некоторые мастера до сих пор держат на нас обиду, решили перевезти обратно в город часть уже готового и заказать заново в совершенно ином стиле. Мы тогда не стали вдаваться в пространные объяснения, сославшись лишь на то, что в ближайшем рассмотрении интерьеры замка в современном стиле неважно гармонируют с его внешним обликом, и лучше будет воссоздать нечто, напоминающее манеру Предначальной Эпохи. То же самое касалось дальнейших работ по восстановлению и отделке пустовавших этажей и комнат. Множество новых эскизов мы, конечно, привезли с собой, и они тоже стоили нам немалых трудов, бессонных ночей и необходимости начинать работу заново, после того, как на утро мы находили листы разбросанными по комнате и испещренными правками, пометками, а порой и весьма едкими замечаниями. Но результат, должен заметить, определенно устроил всех.
А еще к нашей с Келебриан вящей радости, жизнь в замке сделалась намного спокойнее и приятнее. Правда, и мне, и моей супруги по-прежнему случалось просыпаться среди ночи от чьего-то взгляда, от приглушенной музыки или далеких голосов, видеть в коридорах идущие по своим делам тени бывших обитателей и начинать каждое утро с небольшой уборки возле ворот. Но со всем этим вполне можно примириться. Равно как и с тем, что и теперь, и, полагаю, в дальнейшем, я буду вынужден отказываться порой от планов поработать в библиотеке или в кабинете, чтобы не мешать чужому уединению или самому не отвлекаться на принимающиеся вдруг плавать в воздухе книги. Полагаю, это все небольшие жертвы, к тому же нам больше нет нужды беспокоиться о волках и других диких животных. А помимо того я получил полные заверения (и по началу был даже немного разочарован ими) в том, что наш сменивший гнев на милость хозяин на отрез отказывается участвовать в, как он выразился, развлечении будущих гостей. В подтверждение своих намерений он уже почти перестал пугать строителей и прислугу, а те в свою очередь постепенно оставили свои суеверные и, насколько я могу теперь судить, совершенно бессмысленные попытки отгородиться. Впрочем, я все же склонен думать, что любопытство возьмет свое, и, скорее всего нам придется быть готовыми к тому, чтобы успокаивать кого-то среди ночи и придумывать убедительные объяснения подозрительным сквознякам, неясным голосам из-за дверей и меняющим свое положение предметам. Думаю, с этим мы справимся.
И напоследок я хотел бы с некоторой гордостью сообщить, что взялся за достойный и потому желанный труд: я начал переработку безымянного тома с историей замка. Намерение мое заключается в том, чтобы объединить разрозненные записи в подробный рассказ, дополнить его и снабдить необходимыми примечаниями и иллюстрациями. Работа эта уже начата, и предстоит многое изучить, а пока же я делаю черновые наброски и питаю определенную надежду получить ценные консультации из первых рук. И возможно в дальнейшем, если на то будет согласие всех участников событий, мой собственный рассказ сможет достойно завершить эту длинную и неоднозначную историю замка на холме.

Элронд Полуэльф из Дома Финвэ
N год ЧЭ, Аман, Форменос

запись создана: 25.01.2016 в 15:53

@темы: А что такое шизофрения, спросите у Профессора Толкиена (с), ГрафоманЪ, Нолдор

URL
Комментарии
2016-01-25 в 17:41 

Di_Teu
Кавайный Нях!
Главу ещё не прочитала, но предположу, что приведений не меньше девяти.

2016-01-25 в 17:45 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
Di_Teu, посмотрим)

URL
2016-01-25 в 19:45 

Kaly
Да умоются кровью те, кто усомнится в нашем миролюбии
Даже гадать не буду, сколько там призраков. Но странно, что там есть Макалаурэ. Он же не умирал, вроде?
И что-то Элронда так проняло? Мужик в войне с Сауроном участвовал, что ему какие-то привидения?

А вот у меня шерсть дыбом.

2016-01-25 в 20:23 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
Kaly, вопрос определенно задан неспроста)

Но странно, что там есть Макалаурэ. Он же не умирал, вроде?
Про него сказано, что он бродил вдоль берега и пел печальные песни. Все. Дальше вступает фанон, и где-то Макалаурэ живет отшельником, где-то отправляется домой на корабле, а чаще (мне так кажется) благополучно топится следом за Камнем. Я разделяю последнюю точку зрения в целом и в этом тексте в частности.

И что-то Элронда так проняло? Мужик в войне с Сауроном участвовал, что ему какие-то привидения?
Ну он, во-первых, АУшный Элронд из АУшной истории и несет на себе налет "Афганистан или Ирак?") Во-вторых, приведений в Валиноре он увидеть не ожидал, тем более привидений родственников, тем более в их собственных владениях. Неясно, чего тут ждать. А в-третьих, там явно присутствуют какие-то пугающие приведенческие магические флюиды)

А вот у меня шерсть дыбом.
Приму за комплимент тексту))

Спасибо!

URL
2016-01-25 в 20:44 

Di_Teu
Кавайный Нях!
Норлин Илонвэ, прочитала. Пересчитала. Десять призраков, не считая собаки. Или даже.. одиннадцать? Если тот, кого увидел в конце Элронд - тот, о ком я подумала...
А накаляется атмосфера-то, ух!

2016-01-25 в 21:10 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
Di_Teu, принято)

Если тот, кого увидел в конце Элронд - тот, о ком я подумала...
А про кого подумала?

:ura: спасибо!

URL
2016-01-25 в 22:19 

кузина-белошвейка
А мы не добрые, у нас просто зла на вас всех не хватает ©
Отлично! По языку - Конан Дойль, и все те классические истории о привидениях, когда страшнее от того, что недоговаривают, а не от того, что делают. Очень хочется знать, что будет дальше))

2016-01-25 в 22:27 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
кузина-белошвейка, ураура, спасибо большое)))

страшнее от того, что недоговаривают, а не от того, что делают.
:beer: Мне вот нравится такой прием, когда вскользь упоминается нечто, что вызывает как минимум подозрения, но автор на этом внимание намеренно не заостряет или через героя дает какое-то логичное, но явно ошибочное объяснение.

Очень хочется знать, что будет дальше))
Кульминация из каминг))
А что насчет ответа на вопрос: Сколько приведений в Форменосе? :)

URL
2016-01-26 в 01:09 

Di_Teu
Кавайный Нях!
Норлин Илонвэ, я подумала, что это *шёпотом* Мелькор :str:

2016-01-26 в 11:00 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
Di_Teu, я так и подумала) Ну посмотрим, что получится в итоге)

URL
2016-01-26 в 14:11 

Kaly
Да умоются кровью те, кто усомнится в нашем миролюбии
Норлин Илонвэ, Я тоже именно так и подумала. Ну а кто еще может ошиваться возле кровавой лужи?

2016-01-27 в 01:44 

Di_Teu
Кавайный Нях!
Какие логичные призраки))) Неужто сам Феанорчик вышел прогонять?

2016-01-27 в 06:10 

Kaly
Да умоются кровью те, кто усомнится в нашем миролюбии
Феанаро, что-ли нарисовался? Неудивительно, если учитывать, что Элронд с женой - потомки его нелюбимых братьев.
А тут приехали, расхозяйничались!

2016-01-27 в 11:16 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
Kaly,
Ну а кто еще может ошиваться возле кровавой лужи?
Ну мало ли кто мимо проходил...)

Di_Teu, почему логичные?))

Феанор или нет станет понятно в следующем фрагменте. Он же будет предпоследним, а дальше - послесловие)

URL
2016-01-27 в 12:34 

кузина-белошвейка
А мы не добрые, у нас просто зла на вас всех не хватает ©
А что насчет ответа на вопрос: Сколько приведений в Форменосе? :)

Я бы поставила на восемь)

2016-01-27 в 12:43 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
URL
2016-01-27 в 13:17 

Di_Teu
Кавайный Нях!
Норлин Илонвэ, это ирония) Они хотят, чтобы новые жильцы убрались, но при этом сами препятствуют этому процессу.

2016-01-27 в 13:21 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
Di_Teu, аа) Ну они же хотят их как следует застращать, прежде чем пинками выгнать)

URL
2016-01-28 в 22:14 

Kaly
Да умоются кровью те, кто усомнится в нашем миролюбии
Финвэ? С чего бы это он так ополчился? А камешек с надписью во дворе прямо? В смысле, его прямо там прикопали? Не задумывалась, как хоронят эльфов, логичнее сжигать, наверное. Но тогда у Феанаро не было опыта. Всё же Финвэ был вторым покойником в Амане.
Кстати, не напомнит кто, когда маменька нашего мятежного пламенного духа окончательно решила уйти в Мандос, что стало с её телом? До того оно нетленным не один год пролежало в Лориэне.

2016-01-28 в 22:27 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
Kaly, три эпохи в пустом замке, у кого угодно крыша поедет. А тут поправка на драматичные обстоятельства и комплекс вины.

А камешек с надписью во дворе прямо? В смысле, его прямо там прикопали?
Ну да, а где еще.

Не задумывалась, как хоронят эльфов, логичнее сжигать, наверное. Но тогда у Феанаро не было опыта.
Над Финголфином Тургон возвел курган. Погибших в Нирнаэт тоже похоронили в общем кургане. Могила Финдуилас называлась "курган девы", еще известны могила Турина и Морвен. Так что примеры такие.
Я лично думаю, что если кто-то и сжигал тела, то ПД в Первую Эпоху.

Кстати, не напомнит кто, когда маменька нашего мятежного пламенного духа окончательно решила уйти в Мандос, что стало с её телом?
Оно лежало в Лориэне, а майар заботились о нем, чтобы оставалось нетленным.

URL
2016-01-28 в 22:57 

Di_Teu
Кавайный Нях!
Обана, от это "дедушка"... Но они же подружатся?

2016-01-28 в 23:03 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
Di_Teu, дедушка впал в призрачный маразм у дедушки слегка испортился характер)
Посмотрим) Будем надеяться, что он их не замурует где-нибудь за излишнюю настырность.

URL
2016-01-29 в 00:10 

vinyawende
Я сама была такою... триста лет тому назад
Норлин Илонвэ, я прочитала все части за раз. И теперь у меня только один вопрос: почему Арафинвэ до сих пор не изолировали от общества? Он же опасен. Гораздо более опасен, со своей придурью, чем любой свихнувшийся от одиночества призрак.

А так интересно... и, надеюсь, все кончится хорошо!)))

2016-01-29 в 00:17 

Di_Teu
Кавайный Нях!
Норлин Илонвэ, если честно, я не могу отделаться от ассоциация с фильмом "Битлджус" и плаксой Миртл. Вредили-вредили, а потом всё равно подружились)
Порой вообще не могу этот фандом без некоторой иронии воспринимать...

2016-01-29 в 13:35 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
vinyawende, о, здорово, а то я решила, что ты сунулась, наверное, и не понравилось))

почему Арафинвэ до сих пор не изолировали от общества? Он же опасен. Гораздо более опасен, со своей придурью, чем любой свихнувшийся от одиночества призрак.
Арафинвэ выведен несколько оторванным от реальности. Он считает, что Амане все зае в шоколаде, и остается лишь искать себе развлечения.

Спасибо! Думаю, логично все кончится)

Di_Teu, что-то есть, наверное) Но если бы я решила писать нормальную расчлененку со страховидлами, то не стоило бы выбирать для нее изложение от первого лица в прошедшем времени) Хотя, конечно, нельзя исключать,что подоужились они своеобразно, и Элронд все это описывает в не менее призрачном состоянии)

URL
2016-01-29 в 13:46 

Di_Teu
Кавайный Нях!
Элронд все это описывает в не менее призрачном состоянии)
Вот это был бы поворот...)))

2016-01-29 в 14:43 

vinyawende
Я сама была такою... триста лет тому назад
, о, здорово, а то я решила, что ты сунулась, наверное, и не понравилось))

Норлин Илонвэ, просто что-то руки не доходили в эти дни, а вчера я наконец собралась и прочитала. Единственное, что меня сквикнуло - это Арафинвэ.

Арафинвэ выведен несколько оторванным от реальности. Он считает, что Амане все зае в шоколаде, и остается лишь искать себе развлечения.

Вот я и говорю, больной. С его-то жизненным опытом так считать. К тому же оторванный от реальности король - это плохой король. Хотя я знаю, что ты не очень высокого мнения об Арафинвэ, так что обсуждать, пожалуй, смысла не имеет.

Спасибо! Думаю, логично все кончится)

Финвэ их обоих убьет за дерзость? Хорошо)

2016-01-29 в 15:36 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
vinyawende,
просто что-то руки не доходили в эти дни, а вчера я наконец собралась и прочитала.
А, понятно))

Единственное, что меня сквикнуло - это Арафинвэ.
Я этого ожидала, ага.

Вот я и говорю, больной. С его-то жизненным опытом так считать. К тому же оторванный от реальности король - это плохой король. Хотя я знаю, что ты не очень высокого мнения об Арафинвэ
Ну я в целом спокойно к нему отношусь, он просто не слишком выразительный и неяркий персонаж, а так особо плохо сказать нечего. Так что такая трактовка - это не прицельный камень в его огород, а жертва по имя сюжета. Кто-то должен был побудить их туда поехать причем так, чтобы это не вызвало подозрений с их стороны. Ну и плюс мне и Финвэ понравилась идея с королевским указом)) Так что Арафинвэ исполняет роль "эксцентричного дядюшки".

Финвэ их обоих убьет за дерзость?
А потом будет продолжать шпынять по замку до конца Арды))
И вообще Арафинвэ в курсе и специально отправил родственников папе на съедение.

URL
2016-01-29 в 16:02 

Gildoriel
That's what I'm Tolkien about
Арафинвэ в курсе и специально отправил родственников
Чтобы папа не скучал :D
Простите, вырвалось. А вообще, я читаю, ага, только молча. :vo:

2016-01-29 в 16:04 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
Gildoriel,
Чтобы папа не скучал
Ну! Пришло время познакомиться с дедушкой)) Семейный чорный юморок.

Ура, рада слышать!))

URL
2016-01-29 в 16:32 

vinyawende
Я сама была такою... триста лет тому назад
ак что такая трактовка - это не прицельный камень в его огород, а жертва по имя сюжета. Кто-то должен был побудить их туда поехать причем так, чтобы это не вызвало подозрений с их стороны.

Норлин Илонвэ, извини, но для всего этого не обязательно было выставлять Арафинвэ таким... Хотя, конечно, в своем фике автор барин)

А потом будет продолжать шпынять по замку до конца Арды))

Ага))) Если они не сбегут от него в Мандос.

И вообще Арафинвэ в курсе и специально отправил родственников папе на съедение.

Ну, вот если бы так, то за его умственные способности можно было бы так сильно не беспокоиться. Не в том смысле, конечно, что отправлять родственников на съедение папе - хорошо, а в том, что если он изначально хотел их руками решить эту проблему, то он интриган, а не жизнерадостный псих.

2016-01-29 в 16:44 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
vinyawende,
но для всего этого не обязательно было выставлять Арафинвэ таким...
Но каким-то надо было) А так он укладывается в линейку остальных образов, они тут все архетипичны отчасти. И потом это определенно занятнее, чем роль мудрого советчика или нечто в этом духе, в этом случае он остался бы по-прежнему невыразителен.
Ну и еще проблемы явно не у него одного, но этот пласт я выпячивать не стала.

Ага))) Если они не сбегут от него в Мандос.
Если "нехорошее место" их туда отпустит :eyebrow:

он интриган, а не жизнерадостный псих.
Коварные варианрские интриги пусть останутся Индис) Психом, кстати, я бы его называть не стала.

URL
2016-01-29 в 17:48 

vinyawende
Я сама была такою... триста лет тому назад
Норлин Илонвэ, :)

Коварные варианрские интриги пусть останутся Индис) Психом, кстати, я бы его называть не стала.

Это могла быть интрига с хорошей целью) Если все выживут в итоге))) Ну, не псих, дурак, который понятия не имеет, что происходит, зато считает всех вокруг глупее себя.

2016-01-29 в 17:55 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
vinyawende, тогда была бы слишком добренькая история про то, как отчаявшийся Арафинвэ решил передать полномочия призрачного психотерапевта кстати подвернувшимся внукам))

дурак, который понятия не имеет, что происходит, зато считает всех вокруг глупее себя.
Он считает Аман самым безопасным и прекрасным место и не допускает, что тут может твориться какая-то фигня.

URL
2016-01-29 в 18:07 

vinyawende
Я сама была такою... триста лет тому назад
дурак, который понятия не имеет, что происходит, зато считает всех вокруг глупее себя.
Он считает Аман самым безопасным и прекрасным место и не допускает, что тут может твориться какая-то фигня.


Норлин Илонвэ, вот-вот. Об этом я и говорю. Как будто не было ни Непокоя и Исхода, ни адской (другой она просто быть не может) для него и его народа Первой Эпохи... ничего...

тогда была бы слишком добренькая история про то, как отчаявшийся Арафинвэ решил передать полномочия призрачного психотерапевта кстати подвернувшимся внукам))

Ну... да, пожалуй:)

2016-01-30 в 00:01 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
vinyawende,
Как будто не было ни Непокоя и Исхода, ни адской (другой она просто быть не может) для него и его народа Первой Эпохи... ничего...
Так все же закончилось. Даже Саурона благополучно вынесли. Что плохого может быт в таком прекрасном месте, как Аман.

Ну... да, пожалуй:)
Ну вот) А планировалось написать не об этом)


Концовка выложена.

URL
2016-01-30 в 00:09 

vinyawende
Я сама была такою... триста лет тому назад
Норлин Илонвэ, а, ну все-таки не убил... повезло)))

С завершением работы!

2016-01-30 в 00:11 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
vinyawende, ну это же Финвэ, даже с подпортившимся характером ему до всяких зверств далеко)

Спасибо! :)

URL
2016-01-30 в 00:12 

vinyawende
Я сама была такою... триста лет тому назад
2016-01-30 в 01:47 

Di_Teu
Кавайный Нях!
Чудесный хэппи энд!
А вот сколько призраков-то было?

2016-01-30 в 08:51 

Kaly
Да умоются кровью те, кто усомнится в нашем миролюбии
Сдается мне, призрак бы один - сам Финвэ, остальные были его воспоминаниями о счастливой жизни в Форменосе.

2016-01-30 в 11:54 

Gildoriel
That's what I'm Tolkien about
Сдается мне, Арафинвэ все специально подстроил, чтобы у папы улучшилось настроение. Он давно про него знал, но папа был упрям и не хотел ни с кем общаться. Элронд оказался хорошей кандидатурой, чтобы отвлечь Финвэ от мрачных мыслей.
:D

2016-01-30 в 13:11 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
Di_Teu, спасибо!))

Сдается мне, призрак бы один - сам Финвэ, остальные были его воспоминаниями о счастливой жизни в Форменосе.
Именно так ;-)

Gildoriel, ну можно и так думать)))

URL
2016-01-30 в 19:41 

Di_Teu
Кавайный Нях!
Норлин Илонвэ, ну в принципе логично: это ж только Финвэ там остался. Остальные призраки в других местах видимо бродют)))

2016-01-30 в 19:46 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
Di_Teu, конечно. Призрак привязан к месту своей смерти и/или погребения. Так что ничего запредельного)

URL
2016-01-30 в 22:40 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
Забыла написать, что лужа возле ворот - это, конечно прямая отсылка к Кентервилльскому приведению, как кто-то верно предположил)

URL
2016-01-30 в 22:44 

vinyawende
Я сама была такою... триста лет тому назад
Норлин Илонвэ, а из чего он ее делал? Или вызывал из своих воспоминаний?

2016-01-30 в 23:04 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
vinyawende, нет, она сама с наступлением темноты появлялась.

URL
2016-01-30 в 23:07 

vinyawende
Я сама была такою... триста лет тому назад

2016-01-31 в 08:37 

Kaly
Да умоются кровью те, кто усомнится в нашем миролюбии
Норлин Илонвэ, про лужу я предполагала.
Но Финвэ - не кентервилльское привидение, он не подрисовывал её зеленой краской, потому что красная кончилась )))

2016-02-01 в 00:23 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
vinyawende, :)

Kaly, точно))
Конечно, он посерьезнее будет :alles:

URL
2016-02-01 в 22:48 

кузина-белошвейка
А мы не добрые, у нас просто зла на вас всех не хватает ©
Отличная история! Спасибо, читала с удовольствием и ждала продолжения)) Еще раз скажу: отличный язык и тон повествования (старая добрая Англия, вот это все), сюжет увлек и финал обрадовал вот бы все у них всегда было так

2016-02-02 в 12:23 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
кузина-белошвейка, спасибо большое! :shuffle2: Местами, мне кажется, язык и тон сбиваются на более динамичные, но, надеюсь, на цельность это не сильно повлияло)

Пусть у них хоть где-то будет все более или менее)

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Волчий лес

главная