Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
13:25 

Книги 2017

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
Книги 2017
В сообществе "Дочитаться до Апокалипсиса" проводят ежегодный челлендж. В прошлом году я так и не надумала осознанно к нему присоединиться, а сейчас утащу в качестве напоминания списки 2016 и 2017. Прошлогодний мотивировал к прочтению 32 книг в двух категориях - Пространство и Время. Т.е. следовало прочитать 16 книг, написанных в разных странах, и 16 - в разные века. А в этом году можно прочесть 17 книг, завязанных на категории связанные с с цифрой 17 - революция, век, Штирлиц и разведчики в целом и т.д.
Специально выискивать, наверное, не буду, но буду делать пометки по списку прочитанного.

1. "Скотланд Ярд", Алекс Гришен США, ХХI век
Джек Потрошитель исчез столь же внезапно, сколь появился, но в Лондоне не бывает спокойно...
Роман про полицейских на заре полиции как таковой. Первые попытки внедрения дактилоскопии, формирование упорядоченной розыскной системы, полномочий инспекторов и прочих вещей, которые сегодня кажутся само собой разумеющимися. Автор зацепил интереснейшую плоскость и убедительно ее представил. Лондон, ужасный и колоритный, тоже удался, а детективная линия оказалась разветвленной, хоть и не очень закрученной. Расклад персонажей тоже не слишком отличается оригинальностью, но с другой стороны, это же викторианский детектив, тут должна быть классика жанра. Главный минус - качество самого текста. Скачкообразно, отрывисто, не везде вразумительно. А переводчик, видимо, не пожелал исправить. Но в сюжетном плане читается легко и увлекает.
2. "Миниатюрист", Джесси Бертон Великобритания, ХХI век/о XVII веке
"Автор уверенно переносит современные социальные проблемы в XVII век" сообщает New York Times на корке книжки и не врет.
Амстердам, разноцветные дома, каналы, Ост-Индская компания, купцы, протестанты, быт и нравы эпохи. Отличный набор, он сразу меня заинтересовавший. Я предполагала, это будет история про семью, про людей на фоне Голландии и искусства. И началось все очень мило: выйдя замуж, молодая девушка из провинции приезжает в дом мужа и знакомится с новым городом, его бытом и людьми, у которых, кажется, есть какие-то секреты. Но нет, история оказалась про впечатление автора от одного примечательного произведения искусства, а, главное, вовсе даже про упомянутые современные соц.проблемы: угнетенное положение женщины, отношение к чернокожим и, конечно!, гомофобия. Нарочитые высосанные из пальца обстоятельства вокруг "исключительных" людей, которые в итоге становятся жертвой жестокого и ужасного общества. Это могло бы быть неплохо, но получилось нелепо, странно и неестественно. Более того, параллельно вьется казалось бы ключевая линия с мистическим налетом, которая ничем так и не заканчивается и ни к чему не приводит. Хочется спросить, что это было? Повествование в настоящем времени текст не украшает, хотя сам он неплох: быт героев подан хорошо, да и сами в целом прописаны неплохо.
3. "Спартак", Рафаэлло Джованьоли Италия, XIX век/ "октябрь 17-го" - об (около)революционных событиях
Книжка, которую не случилось прочитать в детстве, к которой отношение было заведомо скептическое, и которая неожиданно понравилась. Конечно, это чистейший идеализм, к тому же поданный в стиле и духе литературы XIX века, но есть в этом искренность и убежденность. Сама тема и заведомо известный финал, думается мне, не могут оставить равнодушным и позволяют закрыть глаза на некоторые вещи. Одним словом, стоящая книга для детей и подростков.
4. "Саламбо", Густав Флобер Франция, XIX век
Вообще-то я не собиралась читать ее сразу после "Спартака". Но когда стала ставить его на полку, размышляя, что покомпактнее взять теперь, то обнаружила тоненькую почти раритетную книжку, и вспомнила, что ее извлекли из каких-то недр при переезде, и почему бы и нет.
Не скажу, что мне понравилось. Но и не скажу, что не понравилось. Сюжетная составляющая романа показалась недостаточно цельной и связной. Героиня, имя которой вынесено в заглавие, не занимает центральное место, появляется почти эпизодически, а одержимость ею одного из главных героев не выстраивается в красную линию повествования. Само оно недостаточно вписано в контекст исторических событий, и человеку, плохо знакомому с историей периода, будет непросто понять, что к чему и отчего. Начала фактически нет: сюжет бросается с места в карьер без привязки к дате и реальным персонажам, и только, когда наконец-то упоминается Гамилькар, становится ясно, что это за период. Сложилось впечатление, что Флобер очень хотел написать исторический роман о Карфагене, но не до конца определился, о чем же именно. О городе? О войне? О цивилизации и варварстве? О людях? О любви? О богах? Конечно, затронуто все сразу, но теряется главная мысль, главные герои... Возможно, будь это не роман на 250 страниц, а двухтомник, история раскрылась бы шире и звонче. Впрочем, сами картинки пунической древности показаны прекрасно. Очевидна глубокая проработка исторического фона, поэтому все, что касается мат.культуры выписано замечательно. Сцены сражений, жертвоприношений и обрядов впечатляют, брутальные жестокости действительно брутальны, а религиозный мистицизм древности мистичен и даже завораживающ.
5. "Ненастье", Алексей Иванов Россия, XXI век
Наверное, огрубляя и утрируя, можно сказать, что это очередная история о поколении, потерявшемся на войне. Только война непривычная, нерастиражированная - Афган.
90-е годы, разруха и хаос. На руинах одной и на фундаменте другой страны вернувшиеся "оттуда" ребята строят свою жизнь по законам нового времени. "Комитет воинов интернационалистов" вооружается идеей "брат за брата" и начинает решать вопросы разной степени глобальности: касса взаимопомощи, ссуды, пенсии, общение с чиновниками, попытка получить квартиры в новостройках, крышевание своего и чужого новорожденного бизнеса, захват под свои нужды целого ДК, отжимание городского рынка, конкуренция с бандитами, бодание с городом... Все идет привычным для "лихого десятилетия" чередом. А потом времена начинают меняться, кормушки принимаются делить по-новому - уже без идей, уже просто ради бабла. Братские боевые скрепы в "Комитете" распадаются, и он сжимается до маленькой конторки, а его бывшие герои перебираются кто на кладбище, кто в кабинеты повыше, а кто остается просто обывателем.
Очень сильная, очень русская история. И очень про людей, хоть и в первую очередь про мужиков. Сюжет развивается нелинейно, закручено: прыгает то в афганские горы, то в "лихие", то в 2008, когда главный герой решился на заурядную на первый взгляд авантюру, и где (тоже на первый взгляд) находится главная временная точка. Некоторые события описываются уже после того, как становится бегло известно о том, что они произошли. Некоторые герои появляются на сцене после того, как сказано о их смерти. Все это нагнетает и давит, а сам сюжет, динамичный во всех своих временных линиях, держит в напряжении постоянно.
И еще все это блестяще написано. Виртуозное переключение между сценами; проявляющиеся постепенно герои, диалоги, описания. Сам язык очень живой - одновременно красивый, образный и сдобренный похабнейшей матершиной, без которой история о солдатах (такая же, красивая и пошло-приземленная) не была бы достоверной. Думаю, уже только ради этой композиции и ради этого языка, я однажды книгу перечитаю. А пока же ставлю ее в ряд того лучшего, что было прочитано в последние годы.
"— Давайте, Сева, я вам немного объясню про «Коминтерн», — терпеливо начал Щебетовский. — Вам это должно пригодиться.
— Не уверен, но попробуйте.
— «Коминтерн» строился на некой идеологии, суть которой в том, что «афганец» всегда помогает «афганцу». Это исповедовал Сергей Лихолетов, основатель «Коминтерна», — редкостный тип, гибрид поручика Ржевского с Мао Цзэдуном. Неволин, кстати, дружил с Лихолетовым. «Коминтерн» стал самой мощной криминальной группировкой в городе. Сейчас, конечно, никакой ОПГ уже нет, но идеология‑то осталась. И она выстраивает такие связи, которые вы извне никогда не проследите. И Неволин от вас уйдёт."
6. "Патологии", Захар Прилепин Россия, XXI век
Пока дочитывала, размышляла, что же сочинить в отзыв. От чего оттолкнуться? Книга на первый взгляд о войне, а на деле в ней, как в спутанном создании нездорового человека, перемешано все и сразу. И война, и мир, и прошлое, и настоящее. И темы он осмысливает разные: любовь, вера, мечты, дружба... Как водится.
Чечня, Грозный, спецназ и командировка. Война, про которую нынче помалкивают и которой стыдятся. Все приземленно, откровенно, честно; и без героизма, и без покаяния. Просто люди просто приехали делать то, зачем их послали. Кому-то страшно, кто-то балаболит без устали, кто-то бухает, кто-то копается в себе, кто-то... Да, вот отзыв превращается в перечисление: так и сяк и наперекосяк, но на деле так оно и есть. Показано много разного всего, показано ярко, сильно и, думается, правдиво. Пожалуй, это самое подходящее слово: правдиво. Такое общее впечатление осталось от книги. Некрасивая, нелицеприятная, где-то отталкивающая, но правдивая вещь. Жуть, конечно.
Написана она своеобразно: от первого лица, в прыгающем времени. Включение прошлого/настоящего тоже прыгают, иногда не утруждая себя разбивкой между абзацами. Текст, случается, переходит в поток сознания, а иногда удивляет образностью и даже красотой оборотов.
7. "Легенды Арбата", Михаил Веллер Россия, XXI век
Если "Легенды Невского проспекта" - это баечный шедевр, то от арбатских сказочек остается недоумение и разочарование. Нет, местами смешно и даже очень, язык местами интересный. Но по большому счету книжка неудачная: истории как минимум уступают питерским в изощренности и ироничности, а как максимум примитивны и/или вторичны. Язык может и умелый, но мне такие огрызки предложений и разговорные авторские реплики не по душе. А главное, от всего это прет такой злобой и злостью зари 2000-х, что просто неприятно. Нет, не потому, что мы с автором расходимся в симпатиях. Вовсе даже наоборот. Но все эти истории тянут не на лихие "легенды", а на истерику интеллигента от взгляда то ли в ящик, то ли в окно. Впрочем, Михалосифыч своими речами такое впечатление нередко и производит.
8. "Прованс навсегда", Питер Мэйл Великобритания, XX век
Небольшой сборник зарисовок от автора "Год в Провансе" (который я не читала, но хотела бы). Автор-англичанин бросил свой сырой Лондон и переехал в Прованс, где стал наслаждаться новой жизнью во всех ее проявлениях. Результатом наслаждений, помимо достижения душевного равновесия, стала сначала одна книга, потом другая, а потом еще много. Эта - вторая, она состоит незамысловатых зарисовок в силе дневниковых заметок обо всякой обыденности и диковинности: погода, природа, еда, люди (местные и понаехавшие), их нравы, их привычки... Englishmen in Provence. Казалось бы, ничего сверхъестественного, никакой морали и выводов, зато читается с удовольствием и приязнью и оставляет чудесное послевкусие с ароматами прованских трав и южного солнца. А еще вызывает аппетит и настойчивое желание помечать о чем-то похожем. Очень мило. Словно альбом с красивыми открытками.
Написано легким языком и с местами своеобразным юмором и по нынешним временам идеально подошло бы для содержания какого-нибудь популярного блога. Из минусов: времена описываются уже не нынешние, книга была выпущена в 1989 году, а красивая глянцевая обложка русского издания может ввести в заблуждение. Несмотря на то, что общее впечатление не страдает, франки и сантимы, а также иные свидетельства еще не совсем единой Европы снижают актуальность описаний.
9. "Рыба", Петр Алешковский Россия, XXI век
История женщины, всю жизнь перемещающейся с места на место: из небольшого городка в столичный Душанбе; из полыхнувшего Таджикистана в новую Россию. В Астрахань, в Тверскую область, в деревню, в лес, в большой город... Книга идет с точным подзаголовком "История одной миграции", хотя миграций описывается много. Разные люди вынуждены сняться с места и уезжать: кто-то от войны, кто-то за длинным рублем, кто-то замуж, кто-то по работе. Все течет, все меняется, все описывается наглядно, зримо, убедительно. Герои - простые, живые люди. Главная героиня - тоже. За тем исключением, что сама она какая-то неживая по своей сути, одно слово, Рыба. В этом проблема. При всех достоинствах книги, героиня не располагает к себе, не вызывает приязни, и даже сочувствие к ее невзгодам притупляется. Валятся на нее разные горести одно за другим, а она плывет себе дальше и непонятно к чему стремится. Вроде повторяется рефреном желание осесть где-то, но желание это явно ненастоящее; вроде есть стимул накопить денег, но так и деньги ей особо не нужны. Семья не сложилась изначально, а потом распалась. Друзей нет, любовников тоже... Вообще неясно, что именно ей нужно. Разве что прилепиться у постели очередного больного и поднимать его, заниматься то ли уходом, то ли целительством.
Но если не брать в расчет отношение к самой героини, книга хорошая и написана она отлично.
Мне не понравилась.
10. "Время и снова время", Бен Элиот Великобритания, XXI век
Оказывается, на западе тоже пишу бездарные истории про попаданцев. Если бы книжку написали и издали у нас, она вышла бы в аляповатой обложке с застывшим в героической позе героем в аутентичных шмотках на фоне чего-нибудь узнаваемого. Рейхстага, там, или машины эрцгерцога... Но переводной бестселлер выглядит неплохо и вводит в заблуждение, притворяясь толковым историческим детективом. На деле же он грубо состряпан из шаблонов: крутой герой-отставник (1 шт.), погибшая семья (жена - 1 шт, дети - 2 шт.), типа колоритная профессор(ша) (1 шт.), загадочный документ (1 шт.), чувство вины - без меры. Собранный из этих компонентов зачин отправляет читателя по ухабам сюжета, в который автор не счел нужным вносить связки и интересные ходы, ограничившись одним типа крутым поворотом и одним типа неожиданным финалом. Нет, сам замысел и конечная идея неплохи, но книжка сделана грубо и местами более чем нелепо. А отечественный читатель еще и оценит плевки в сторону свихнувшегося царя, кровавых коммунистов и тому подобных упоминаний милой Отчизны.
Барахло.
11. "Сердце Пармы", Алексей Иванов Россия, XX век
После "Ненастья" я взяла Иванова на острый карандаш и первым делом отметила к прочтению очень заманчивую по синопсису книгу: присоединение приуральских пермских земель к Московскому государству в XIV веке. Малоизвестные страницы истории, местный дремучий колорит, по обещаниям хороший слог. Языческая мистика и жуть в нагрузку.
История сразу взяла с места в карьер, окуная читателя в другую реальность без сносок и толковых словариков: и летосчисление здесь от сотворения мира, и непривычные названия угорских племен, и имена угорских богов, и предметы быта, и разная специфичная и/или устаревшая лексика - и угорская, и славянская. В купе с самой темой начало непрозрачно намекает читателю: тут вам не здесь, легко не будет.
Впрочем, проблемы восприятия быстро решаются по мере неминуемого вовлечения в сюжет. Пермское княжество во главе с честолюбивым князем живет своей жизнью вдалеке от Москвы и пытается решить множество закономерных проблем: разногласия на почве веры, согласие на почве неспешного смешения через браки; отношения с соседями, мирными и не очень; отношения с местным населением, вполне дружелюбным, но живущим по своим законам; отношения с самой землей, которая, конечно, уже княжество, но еще не Русь. А параллельно с жизнью русских поселений сюжет развивается вокруг непримиримых язычников-вогулов во главе с другим князем, средоточием мистической составляющей книги. Если русские князья стремятся дальше укреплять уже свою землю, поддерживать, усиливать и расширять связи с местными, мирно собирать ясак и богатеть, то вогульских князь законно желает русичей изгнать. И получается, что русские князья и пермские князьки - это компромисс, это возможность сохранить статус-кво и мирно жить дальше. А вогульский князь - это отсутствие компромисса и стремление вернуть положение к тому, что было прежде. Только процесс уже необратим, и несмотря на помощь древних богов, с новым противником не совладать: Москва активно взялась за собирание земель, а с ней ее сила и ее вера. И как христианство не ищет возможности договориться с язычеством, а просто истребляет его, так и идея государственного единства не терпит региональной независимости - ни в отношении туземных князьков, ни в отношении своих же удельных правителей.
Но красной линией в сюжете все же проходит не собирание земель, а идея судьбы. Герои каждый по-своему следует своей судьбе: кто-то ее выбирает, кто-то оказывается втянут по чужой воле, кого-то ведет вера, кого-то фанатизм, кого-то выбранное же желание наживы и наоборот - бескорыстие. И судьбы государств - не исключение. Иван III не показан приятным человеком, а некоторые из тех, кто по его воле отправился в Приуралье с огнем и мечом вовсе отличаются людоедством, порой идейным. Деревянное еще колесо государственной машины катится по домам и жизням, не разбираясь и не чураясь ни крови, ни изуверств. И когда встает вопрос о том, правильно ли это, кто-то из героев выбирает правду сегодняшнюю, а кто-то тешит себя мыслями не о завтрашнем же, а послепослезавтрашнем дне. Что из этого хорошо, а что плохо - повисает в воздухе, но в поисках аргументов можно взглянуть на карту и поискать, где на просторах Необъятной когда-то находились все эти, а также более древние гордые и независимые поселениях.
Подытоживая, можно вывести, что книга выдающаяся, большая и непростая. Много героев, много событий, много вопросов и некоторые ответы. Красиво, зримо, богато. Прекрасный язык, прекрасные описания и быта, и природы. Природы особенно, в тексте немало самых разных описаний, порой даже излишни подробных, но все же очень убедительных и созданных с горячей любовью.
Несомненно, большая литература.
12. "Абсолютист", Джон Бойн Ирландия, XXI век
История о Первой мировой, англичанах и геях. И что-то одно здесь определенно лишнее.
Автор берет актуальную тему, помещает ее в выигрышные обстоятельства и пишет бестселлер, который рецензенты начинают живо нахваливать. О темпора, о морес.
Но как по мне, история скучна и совершенно не цепляет. Тему Первой мировой автор пытается раскрыть и показать в традициях Ремарка, но до Ремарка ему как до Берлина пешком. А потому все описанные жестокости остаются просто повышенным рейтингом худ.текста, но не производят реального впечатления и не наводят ужаса. Романтическая линия с ее трагической развязкой предсказуема, несмотря на все старательные и многочисленные (и надоедливые) недомолвки автора. Бесконечные чисто английские (и в худшем смысле слова) разговоры героя и героини начинают быстро раздражать своими условностями, экивоками и смутным ожиданием истерики. Саму истерику на счастье, оставили за кадром.
В результате не то чтобы прямо плохо, но и ничего хорошего. Скучновато, рвано, корявенько. И не про войну, и не про любовь.
13. "Крепость", Петр Алешковский Россия, XXI
Вторая прочитанная мною книга Алешковского произвела впечатления, похожие на те, что произвела первая — "Рыба". Качественный, добротно написанный роман, убедительно показывающий разные стороны обыденной (и не только) жизни, не понравился. В первую очередь из-за героя. Во вторую из-за стойкого подозрения, что этого героя автор одобряет и искренне видит в нем борца с системой.
А что вижу я. Главный герой — идейный археолог, русский человек, потомок чингизидов, нытик и тряпка. Сталкиваясь с суровой и, спору нет, низкой и подлой действительностью, он раз за разом поступает одинаково: отходит в сторону, принимает позу и начинает громко презирать нехороших людей. "Вы нехорошие люди", говорит он и не делает ничего. К нему ходят, просят, предлагают, думают, он остается в стороне. Он отказывается от одного, другого, от предложенной на блюдечке должности, а ведь эта должность давала ему шанс. Но нет, все это низкое копание в бумагах и деньгах, все это не его. Не его оказывается и просто продолжать работу в изменившихся условиях. И в отношениях с женой он ведет себя аналогично: в начале разлада, когда еще можно было что-то исправить, он не делает ничего; позднее, когда и сама жена доходит до крайности и подлости, он продолжает бездействовать и порицать. Это его собственный выбор, думает он, полагая, что отвечает только за себя и свои закидоны. Но постойте, а беременная жена? А будущий ребенок? А сотрудники, друзья, подопечные? Нет, на деле от него зависит не только он сам и его чистоплюйство. Они, остальные, конечно, выплывут, но героя это отношение характеризует. И, пожалуй, единственным его достижением на поприще пассивной борьбы с системой является то, что он удержался от классического русского запоя. Так, попьянствовал несколько дней и успокоился. В рамках отечественной литературы ход почти новаторский.
Но ладно. Это могла бы быть чернушная история неудачника, сказавшего миру: "Закапывайте меня, и пусть вам будет стыдно!", и его бы действительно закопали, а кто-то в процессе может и устыдился бы. Но такому раскладу мешают две вещи: монгольская линия и финал.
Параллельно с историей жалкого археолога рассказывается история его далекого предка, которая встает во вроде как параллель к судьбе главного героя. Верный своим принципам воин проходит через испытания, меняет покровителей, веру, образ жизни, но остается самим собой и сохраняет себя и свою память. Что ж, к воину претензий нет. Вот только сравнение его стойкости, верности и силы с бесхребетной возней потомка вызывает недоумение. Не одного порядка эти вещи.
И ладно, и все бы выправил финал, показавший разницу между настоящей стойкостью и тупым упрямством, между верностью и фанатизмом. Но финал сражает наповал, умащивая нашего археолога миром, благодатью и причастностью к высокому. Он довел свое жалкое бегство до логического завершения, а "нехорошие людишки" остались при своем. Аминь.
После прочтения не исчезли вопросы: правильно ли воспринят авторский посыл; действительно ли он одобряет своего героя; правда ли, что настоящий историк должен врастать в землю и глядеть только в прошлое. Не пишет ли автор про себя и не надо ли в будущем держаться от его гнилых идей подальше?
Ответов пока нет, а потому от книги осталось двоякое впечатление. Помимо сомнительной морали композиция кажется неуклюжей и недодуманной, способ "путешествий" в монгольскую линию неубедительным, а финал чужеродным по жанру - социальная драма вильнула вдруг в чуть ли не боевик.
Написано же, повторюсь, очень хорошо, и отдельные сюжетные куски смотрятся чудесно.
Но в целом: странно, все это, странно.
14. "Корабль невест", Джоджо Мойес Великобритания, XXI век
Хорошая книжка девочкам о девочках не такой уж частый товар. Поэтому знакомство с автором, ставшим известным после экранизации другого романа ("До встречи с тобой"), определенно удалось.
Думаю, отечественному читателю вряд ли знакома удивительная сюжетная канва (по крайней мере для меня это было открытие). В годы войны в Австралии размещалось много американских и английских частей, и за время их пребывания сотни местных девушек вышли замуж или обручились с военными, а после войны отправились на новую родину в новые семьи. Причем вывозили их при непосредственном участии Великобритании и Штатов. И вот "корабль невест", вокруг которого разворачивается вся история, это не больше не меньше авианосец, везущий в Англию 650 самых разных девушек. А все потому, что больше больших подходящих кораблей не осталось. (Военный корабль! Команда моряков! Толпа женщин!.. Караул.) И о том, кто именно плывет, к кому, и чем все это окончилось, очень душевно рассказывается в обрамлении пролога и эпилога из наших дней.
История получилась на редкость приятная: и романтичная, и трогательная, и грустная местами, и жизнеутверждающая в целом. Сюжет не лишен интриги, повествование не подпорчено излишней мягкостью и слезливостью, а военная тема выдержана убедительно, но не загружена документалистикой. Персонажи тоже удались, они выглядят по-разному, живо, и их судьбы начинают волновать. К минусам, пожалуй, можно отнести некоторые сюжетные ходы, отвечающие законам жанра, и концовку. Но ее не по содержанию, а скорее по стилю и по тональности, будто бы автор сомневался, чем именно закончить, а потом не смог скрыть своих эмоций по этому поводу.
Написано (и переведено) хорошо, легко, увлекательно. Имеет смысл познакомиться с другими книгами автора.
15. "Нетопырь", Ю Несбё Норвегия, XX век
16. "Ночной шторм", Юхан Теорин Швеция, XXI век
Два скандинавских детектива, рассказывать про которые особо нечего. Прочитать на досуге можно, но не более. Хотя Несбё я хочу почитать еще при случае, все-таки его хвалят, а фильм по "Охотникам за головами" был любопытный с ловкой интригой.
17. "Погребенный великан", Исигуро Кадзуо Великобритания, XXI век
Философская псевдосказка с восточным подтекстом в нарочито английском стиле. Штучный товар.
В норе под холмом жили-были старик со старухой, и нора у них была так себе. Да и все вокруг было так себе: больные огры, полудохлые драконы, постаревшие рыцари, запуганные крестьяне, поехавшие разумом монахи, в конце концов, захлебнувшийся в тумане забвения туманный Альбион. Да-да, забвение. Суровая (или милосердная?) реальность повествования: по неясной до поры до времени причине обитатели холмов, долин и гор испытывают проблемы и с краткосрочной, и с долгосрочной памятью; воспоминания, приятные и не очень, улетучиваются, оставляя людей барахтаться в сиюминутном навозе, не думая ни о высоком, ни о среднем, ни о важном, ни о страшном. А постепенно встает вопрос: так уж ли это плохо, и не лучше ли дальше так барахтаться, чем вдруг обнаружить под слоем забвения ужасные прегрешения прошлого, за которыми тут же начнутся ужасные прегрешения будущего?.. И вот пара престарелых героев отправляется в классический квест за Сильмариллом на встречу с сыном, а заодно и с собственными утраченными воспоминаниями. А по пути встречает то, что что героям полагается встретить - друзей, врагов, победу, смерть. Такая вот умная и депрессивная история со сказочной внешностью и философским содержимым.
Текст специфичный, но несложный и читается легко, хотя по содержанию книга не очень-то легкая, и впечатление после нее осталось предсказуемо тягостное. Но прочитать стоит, как минимум ради того, чтобы подивиться: надо же, и так можно.
18. "Год в Провансе", Питер Мейл Великобритания, XX век
После "Прованса навсегда" я добралась до первой книги Питера Мейла - англичанина, перебравшегося в Прованс в конце 80-х, и принявшегося сочной и с юмором описывать его красоты.
Оказывается, в Провансе можно замерзнуть до смерти! Оказывается, в Провансе едят лис! Оказывается, купить машину - чуть проще, чем купить танк! Оказывается, реонт хуже переезда не только у нас! И еще множество разных уморительных "оказывается", которыми автор делиться в двенадцати каледарных главах своей книги, рассказывая о сезонных привычках, манерах, чудачествах, меню, праздниках и прочих занятиях провансальцев. Очень солнечное, очень жизнерадостное, позитивное и, особенно, вкусное повествование неизбежно разжигает аппетит и желание тотчас собрать чемодан и отправиться на ПМЖ все туда же. Ну или хотя бы помечать об этом.
Прелестная вещь. Определенно стоит почитать другие книги тоже.
19. "99 франков", Фредерик Бегбедер Франция, ХХ век
Циничный век, циничные книжки.
Рекламщик-дезертир без стеснений и купюр изливает на читателя подноготную грязного пиар-бизнеса, презрения боссов к потребителю, смешные, но не очень бури в стаканчике йогурта, тотальный обман, манипуляцию сознанием, глобальное отупление человечества, а заодно собственную трусость, пошлость, отвратительность и зажратость всем и вся. Герою осточертела его жизнь, но не хватает решимости ни порвать с работой, ни остаться с женщиной и будущим ребенком, поэтому он решает излить душу в книжку в надежде, что одни его уволят, а другие пожалеют. Очень современно.
А еще очень пакостно и убедительно. Ну и верно. Гадкая, хорошая книжка.
20. "Элегантность ежика", Мюриель Барбери Франция, ХХI век
"Экая штучка", подумалось мне где-то в процессе чтения, и сия исчерпывающая характеристика сохранилась до финала. Очень хочется добавить "элегантная штучка", но это будет псевдоизобретательно. Да, книга оригинальная: разом милая и трогательная, серьезная и заумная, жизнеутверждающая и мрачная, с юмором и трагизмом, про философию и глупость, про Францию, отчасти про Японию и чуть-чуть про Россию. Не все оценят, но кому-то понравится.
В чем суть. Девочка накануне подросткового возраста и женщина накануне старости предаются тайным интеллектуальным штудиям и изысканиям, поставив крест на несовершенном мире глупых и ограниченных людей. Одна давно наша приемлемую, как ей кажется, форму существования и свернулась в серый клубок в образе колючей недалекой консьержки, а другая приняла взвешенное решение 12-летнего вундеркинда свести счеты с жизнью и отсчитывает деньки. Такая вот отдающая черным юмором завязка. За ней последует появление еще одного ключевого героя, которому тоже есть что сказать о ценности знания, жизни, красоты, душевного равновесия и внутренней гармонии.
В результате имеем цельную историю, одинаково наполненную этикой и эстетикой. Очень славно, очень приятно и легко читается.
В минусы можно записать то, что автор наделяет главную героиню своими собственными литературными, вкусовыми, идейными и т.д. симпатиями, отчего восторги по их поводу выглядят слишком акцентировано.
21. "Вильгельм Завоеватель"(ЖЗЛ), Поль Зюмтор Швейцария, XX век
*здесь могла бы быть нравоучительная история, призывающая не сдавать в библиотеку недочитанные книги, мол, что там осталось, с компа дочитаю, а сейчас все скопом сдам...*
Неплохая книжка для того, чтобы составить более подробное представление о самом Вильгельме и его завоевании, а еще дальнейшей политике и вообще об историческом фоне. С источниками все в порядке, они и детали раскрывают, и художественный фон создают. Нет, все неисчерпывающе, но по делу. Особенно меня повергли в отчаяние впечатлили более детально описанные феодальные дрязги в графствах. Когда фокусируешься на королевской истории, а потом заглядываешь в локальные войнушки местных графьев, становится особенно очевидна поверхностность знаний. Ыыыы.
Из минусов: откровенная предвзятость автора, особенно в первой половине книги. Французов он не любит, любит англичан. Вильгельмом любуется, но это нормально. Разбрасывается категоричными суждениями, и это атата.
22. "Шоколад", Джоанн Харрис Великобритания, XX век
Мне пришло в голову, что осень - самое подходящее время для кондитерских сказок Джоанн Харрис. Такое у меня было представление о всех ее историях с милыми говорящими названиями. В общем и целом оно оправдалось.
Зачин очень заманчивый: деревня в Провансе, шоколадная лавка, немного волшебства и социальный конфликт. Странствующая молодая ведьма с дочкой делают остановку там, где нравы весьма строги и консервативны, а идея открыть кондитерскую в преддверии Страстной недели аккуратно напротив церкви вдруг не встречена всеобщим одобрением. И по этому поводу, а еще по поводу других социальных противоречий разворачивается нешуточное бодание любителей пожить и сторонников маленьких (и больших) радостей с косными, ограниченными, сердитыми людьми. Первые, разумеется, оказываются на коне, вторые посрамлены, все обретают свои маленькие (или большие) радости, пируют и веселятся.
Вроде бы все очень мило, легко, озорно и аппетитно. Хороший слог, яркие образы, сочные описания.
Но остаются вопросы к идейной составляющей. Очень уж легко мажутся черной краской все эти костые и ограниченные люди, очень уж позитивно показаны счастливые свободные люди без определенного места жительства, занятий и с вольными взглядами. В настоящей жизни все далеко не так однозначно. И в отличие от настоящей жизни вообще все складывается на редкость гладко: легко открывается магазинчик с нуля, легко делаются запасы, легко развиваются отношения между людьми. И спесь с главного антагониста тоже сбивается легко - с помощью нескольких волшебных шоколадок. Все же поднятая тема не так проста, чтобы расправиться с ней взмахом волшебной палочки.
Поэтому впечатление осталось двоякое. С одной стороны мне понравилось, захотелось читать продолжение. С другой я не согласна ни с некоторыми авторскими трактовками, ни с методом. Сказка тоже заслуживает более тщательной проработки.
23. "Леденцовые туфельки", Джоанн Харрис Великобритания, XXI век
Первым делом продолжение неприятно удивляет: главная героиня сильно изменилась за четыре года. Некогда веселая, независимая, свободная "ведьма" превратилась загруженную семьей и бизнесом женщину. При этом и в семье, и в бизнесе дела идут так себе, потому что над всем этим давлеет какая-то загадочная история четырехлетней давности. Победоносно покинув Прованскую деревеньку, семейство быстро вляпалось во что-то, что заставило героиню отказаться от магических штучек и стать тише воды, ниже травы. Нечто, о чем мы узнаем ближе к концу, и оно покажется нам воистину ужасным. (На самом деле нет).
Такой расклад, переворачивающий с ног на голову некоторых героев и атмосферу "Шоколада" сразу вызывает большие вопросы к автору. Возможно, книга стала бы лучше, если бы не была продолжение, а независимой историей.
Но все же начало компенсируется сюжетом. На сей раз антагонистом выступает не замучивший сам себя в целом безобидный священник, а еще одна ведьма. Опасная, умелая, эдакая воровка на доверии, похищающая, не больше не меньше, личности своих жертв. И личность главной героини ее крайне заинтересовала, поэтому читатель становится свидетелем того, как они знакомятся, сближаются, и вот уже наша героиня оказывается на краю пропасти...
Хороший прием, использованный и в "Шоколаде" здесь выглядит еще лучше: повествование ведется от лица главной героини и антагониста, мы видим их максимально близко, знаем их планы, их ход мыслей. И даже проникаемся симпатией к обеим, отчего противостояние наполняется еще большим напряжением.
Правда, еще одним минусом оказалась развязка. Понятно, но недостаточно внятно. И снова очень складно и хорошо. Мне кажется, автор слишком вольно распоряжается своими героями и сюжетом, силой приминая замыслом естественную логику процесса.
Но в целом хорошо. Более серьезно, драматично, и все равно сдобрено легкостью слога, французским шармом и вкусной кондитерской атмосферой.
24. "Персики для месье кюре", Джоанн Харрис Великобритания, XXI век
Ящик шоколада и всех обратно.
Упомянутое выше мнение про то, что "Туфелькам" лучше бы быть отдельной книгой после прочтения "Персиков" только укрепилось. Была бы дилогия, было бы не хуже.
"Персики" более четко продолжают линию "Шоколада", здесь мы снова видим прежнюю героиню с ее вольным ветром в голове, хотя магии в этой книге поменьше. А сам затронутый конфликт уже не низведен до смешного "церковь vs шоколад" (хотя это, конечно, и была метафора), а уже без экивоков нацелен на разницу культур, взглядов, обычаев, на интеграцию и (не)толерантность. В этом плане все по-взрослому, и на сей раз конфликт в целом протекает и решается более серьезно. Насколько это вообще возможно у Харрис.
Но по-прежнему остается вопрос возобладания авторского замысла над логикой сюжета, над характерами героев. Некоторые развешенные прежде ружья выстрелили странным образом, некоторые вообще не выстрелили. Снова есть герои страшно изменившиеся за лето, в первую очередь главный "плохиш" первой части - кюре. Лично мне его еще там было жаль вместе со всеми его тараканами, которых потом так не вовремя раздразнила залетная ведьма. А здесь его вовсе требуется обнять и плакать: из гонителя инакомыслящих он превратился в того, кто хоть и без восторга, но пытается наладить отношения между жителями французской деревеньки и молодой мусульманской общиной под боком. Еще и получает за это с обеих сторон.
Заканчивается все менее благополучно, чем в первых двух книгах, и это даже хорошо.
Впечатление от книги тоже остались в целом позитивные: ее тоже интересно, легко и приятно читать. Но, пожалуй, на этом в знакомстве с сахарными книгами Харрис надо сделать длительную паузу. Иначе слипнется.

25. "Бесы", Ф.Достоевский Россия, XIX век
26. "Сарум", Эдвард Резерфорд Великобритания, XXI век
запись создана: 10.01.2017 в 16:58

@темы: Изба-читальня, Есть мнение, Ego sum

URL
Комментарии
2017-02-05 в 14:43 

f-lempi
Love is our resistance (с)
"Молчание" точно буду смотреть, Скорсезе же. Судя по описанию, у него есть все шансы войти в список "Любимые филтмы, которые я не пересматриваю".

"Ла-ла Лэнд" посмотрели вчера. Сложные довольно впечатления, наверно, напишу пост :)

2017-02-05 в 14:47 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
f-lempi, посмотри. Думаю, равнодушной не оставит. Я пересматривать его вряд ли буду, но в памяти он определенно осел.

Напиши! Интересно, как оно тебе)

URL
2017-04-12 в 22:34 

Sindefara
Чистосердечная лиса облегчает вашу участь
Кмк, "Апокалипсис" рассчитан на то, чтобы смотреть его в кино - особенно начальные кадры с Египтом (я всё-таки успела, хотя и не в 3D).
Почему я не могу осилить "Миниатюриста", он же мне нравится ((

2017-04-13 в 12:51 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
Sindefara, да все блокбастеры со спецэффектами рассчитаны на большой экран)) Я хотела сходить, но не сложилось. Так-то я почти все фильмы про Людей Х в кино смотрела.

Почему я не могу осилить "Миниатюриста", он же мне нравится ((
Бывает такое)

URL
2017-04-24 в 13:56 

Kaly
Да умоются кровью те, кто усомнится в нашем миролюбии
Я "Сердце Пармы" только к шестой странице понимать начала. Читаю, буквы вроде наши, а слова непонятные. КПСС - балдырма, Владимир Ильич Ленин - барбучок
А потом втянулась. Интересная книга.

2017-04-24 в 14:02 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
Kaly, это еще быстро)) Не, из контекста все более менее понятно. Просто не до конца и без подробностей. Но это тоже лит.прием, нас как бы ставит на место тех самых русичей, которые вникают в чужую жизнь постепенно и не до конца, а хотят побыстрее все переиначить на понятный язык.

URL
2017-04-28 в 13:27 

Amarth
Странным судьба иногда одаряет авансом - силой упрямства живого сменить фазу дня! (с) Jam
Читал "Абсолютиста" какое-то время назад, вот та же фигня... Ощущение, что наспех и грубо сшиты потенциально популярные темы, но толком не сделана ни одна. И фальшивость какая-то, перетянутость.

Сердце Пармы еще собираюсь прочитать.

А вот от "Спартака" смешанные впечатления, хотя это тот случай, когда "был крутой герой, потом встретил Ёе и резко поглупел". А мне этот троп уже приелся изрядно.)

2017-04-28 в 13:32 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
Amarth,
Ощущение, что наспех и грубо сшиты потенциально популярные темы, но толком не сделана ни одна.
Именно. Не говоря о том, что барышня на обложке и аннотация какбэ не сулили никаких геев.

Сердце Пармы еще собираюсь прочитать.
Рекомендую! :)

"был крутой герой, потом встретил Ёе и резко поглупел". А мне этот троп уже приелся изрядно.)
Да, есть такое. Но надо делать скидку на то, что написано полтора века назад, когда тропов еще в таком количестве не было))

URL
2017-04-28 в 13:41 

Amarth
Странным судьба иногда одаряет авансом - силой упрямства живого сменить фазу дня! (с) Jam
Норлин Илонвэ, барышня на обложке и аннотация какбэ не сулили никаких геев. - я брал из соответствующей подборки на лайвлибе, так что как раз ждал раскрытия лгбт-темы, но.... упс. С первой же страницы разит книгой, которую писали ради того, чтобы продать подороже, а не ради сюжета, героев или какой-то идеи.

когда тропов еще в таком количестве не было - конечно.) я старался быть объективным, когда читал, но ничего с собой поделать не могу, и это даже не реакция на троп, как троп, а именно на поведение и изменение в герое.

2017-04-28 в 13:59 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
Amarth, я вообще библиотечную книжку читала. Ее взяла мама, у нее Бойн был в списке для чтения. Ну и я после нее взяла, потому что она уклончиво сказала, что не жалеет о прочтении, а мне тема ПМВ интересна. И да, упс.
С первой же страницы разит книгой, которую писали ради того, чтобы продать подороже, а не ради сюжета, героев или какой-то идеи.
Да, есть что-то такое, конъюнктурное.

конечно.) я старался быть объективным, когда читал, но ничего с собой поделать не могу, и это даже не реакция на троп, как троп, а именно на поведение и изменение в герое.
Понимаю)
А я изначально ожидала, что буду продираться через вязкий слог и неспешное течение, поэтому была удивлена, что написано живее, а персонажи не такие уж картонные (как опять же можно было ожидать от книги, написанной в таком контексте). Женские персонажи .правда, не слишком радуют, но в целом меня приятно удивило)

URL
2017-04-29 в 00:23 

Sindefara
Чистосердечная лиса облегчает вашу участь
У Бойна вообще список тем романов говорит о том, что это беспардонный спекулянт, который заколачивает деньги на актуальном: 1) Холокост, 2) викторианские преступления, 3) расстрел Николая II, 4) Первая мировая + геи (бинго), 5) викторианские призраки, 6) ирландский священник, внезапно (!) не педофил, страдающий из-за - (7) злодеяний католической церкви в Ирландии (я не всё перечислила, там ещё мятеж на "Баунти" и т.п.). У меня лично такой набор тематики полностью отбивает желание его читать.

Про фильмы: мне почему-то "Доктор Стрэндж" в записи показался не хуже, чем на экране (хотя он и состоит из спецэффектов процентов на 70)), а вот "Апокалипсис" всё-таки почему-то теряет в зрелищности. Имхо, конечно:)

2017-04-29 в 13:21 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
Sindefara, да, у меня тоже схожие мысли. Очень уж выборка характерная. Но может, что-то еще почитаю)

Я как-то особой разницы не видела))

URL
2017-06-28 в 14:31 

Sindefara
Чистосердечная лиса облегчает вашу участь
общий тон фильма, финал и намек на продолжение - негодование
Как раз вчера прочла очень забавную рецензию на неё:
www.kommersant.ru/doc/3320024
"Но только об одном, пожалуйста, не спрашивайте — каким образом египетская гробница оказалась в иракской пустыне: ответа не знают даже шесть сценаристов".
У меня любимый на эту тему фильм как раз, где мумия *спойлер* побеждает))

2017-06-28 в 15:22 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
Sindefara, рецензия отражает!)

не спрашивайте — каким образом египетская гробница оказалась в иракской пустыне
Ну вот это вроде как раз объяснено в самом начале: что такую скверную барышню решили похоронить как можно дальше и увезли из Египта.

У меня любимый на эту тему фильм как раз, где мумия *спойлер* побеждает))
О, это который?

URL
2017-06-28 в 15:37 

Sindefara
Чистосердечная лиса облегчает вашу участь
Норлин Илонвэ, такую скверную барышню решили похоронить как можно дальше и увезли из Египта - это ни в какой период египетской истории было невозможно технически, кмк. Синай ещё куда не шло, Палестина... но Ирак - извините. Хотя им, конечно, who cares.

www.imdb.com/title/tt0080402/ - увидела как-то по ТВ на каком-то левом канале, потом долго искала)
С моей точки зрения, лучший серьёзный фильм на эту тему (первая "Мумия" - это скорее комедия).

2017-06-28 в 15:55 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
Sindefara, да, я тоже думаю, что это едва ли возможно, но в контексте даже не конкретного фильма, а просто истории про ожившую мумия прокатит)

увидела как-то по ТВ на каком-то левом канале, потом долго искала)
Возьму на заметку, спасибо)

Первая Мумия - другой жанр, классическое приключенческое кино)

URL
2017-10-09 в 16:16 

Ютака В.
респектабельная магия крови
У Харрис остальные книги менее сахарные, имхо.
"Спи, бледная сестра" так и вовсе с определенного ракурса на хоррор потянет. "Блаженные шуты", в общем, тоже не сказала бы, что очень сахарно, хотя там всё кончается условно неплохо.
Вот "Сестру" советую, если хорошо идут готические романы и закосы под них.

2017-10-09 в 16:32 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
Ютака В., приму к сведению.
Я пока собиралась потом как-нибудь почитать "Ежевичное вино" и "Пять четвертинок". Они, наверное, близки по тематике к "Шоколаду"? И вроде как где-то пересекаются?

URL
2017-10-10 в 00:19 

Ютака В.
респектабельная магия крови
Норлин Илонвэ, "Ежевичное вино" не читала, а "Пять четвертинок" разве что очень косвенно пересекаются, там основное действие происходит во вторую мировую, во время оккупации.

2017-10-10 в 02:47 

Sindefara
Чистосердечная лиса облегчает вашу участь
Мне, в принципе, понравилась "Бледная сестра", хотя книга, в общем, одноразовая. Жаль, что Харрис, видимо, решила, что готика - это невыгодно (на тот момент это было так) и в тех книгах, что мне попадались, эта линия не продолжена.
остаются вопросы к идейной составляющей. Очень уж легко мажутся черной краской все эти костные и ограниченные люди, очень уж позитивно показаны счастливые свободные люди без определенного места жительства, занятий и с вольными взглядами. В настоящей жизни все далеко не так однозначно.
Для меня эта книга, увы, просто выглядела как очень примитивная агитка про хороших свободомыслящих людей в шоколаде и плохих консервативных людей в церкви с выводом, что если плохих людей поместить в шоколад, всё будет хорошо. Ничего сахарного не увидела вообще, "Шоколад" оставил неприятный осадок, книги этого плана у неё читать я дальше не стала. Может быть, я попробовала бы её книги про школьников ("Другой класс" и т.п.).

2017-10-10 в 05:13 

Ютака В.
респектабельная магия крови
В "Шутах" она пыталась, но там эпоха вообще не для готического романа.
У Харрис вообще часто проходит эта тема "косное агрессивно-консервативное христианское vs няшное свободомыслящее квазиязыческое", причем первое чаще представляет мужчина, второе - женщина (чаще всего - уже мать дочери). У "консерватора" за плечами обычно оттакенный невроз/комплекс на сексуальной почве, для полного счастья. Кюре его, слава яйцам, как-то преодолел и починил голову - в "Сестре" герой своими загонами не страдал, а наслаждался, например.
Фанкастила на кюре Даниэля Лавуа и не жалею, еее.
"Пять четвертинок", имхо, выбиваются, там и героиня сильно отличается, такая замкнутая мизантропичная деревенская девчонка, потом женщина, и сеттинг не сказать чтоб очень няшный (немецкая оккупация, хотя, конечно, оккупация в СССР и во Франции совершенно разные явления) и темы противостояния нет (во всяком случае, настолько яркой). И в целом всё не очень однозначно.

2017-10-10 в 12:02 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
Ютака В.,
"Пять четвертинок" разве что очень косвенно пересекаются, там основное действие происходит во вторую мировую, во время оккупации.
Неожиданно. Хорошо, почитаю как-нибудь)

тема "косное агрессивно-консервативное христианское vs няшное свободомыслящее квазиязыческое", причем первое чаще представляет мужчина, второе - женщина (чаще всего - уже мать дочери)
Да-да-да. Явно автор продвигает свои взгляды, но как-то нечестно играет.

Кюре его, слава яйцам, как-то преодолел и починил голову - в "Сестре" герой своими загонами не страдал, а наслаждался, например.
О, он появляется еще и в этой книге? Тогда точно надо ознакомиться)) Я еще в "Шоколаде" надеялась, что он скорее голову починит, чем магуйным шоколадом отравится.
А готические романы - это особенно хорошо.

Фанкастила на кюре Даниэля Лавуа и не жалею, еее.
А, что подходит, если брать соответствующий возраст)


Sindefara,
Для меня эта книга, увы, просто выглядела как очень примитивная агитка про хороших свободомыслящих людей в шоколаде и плохих консервативных людей в церкви с выводом, что если плохих людей поместить в шоколад, всё будет хорошо.
В общем, да.
Поэтому в целом у меня какое-то странное впечатление. С одной стороны мне понравилось, было интересно читать, и я точно почитаю еще, и вообще французская тема, вкусности, немного магии - это здорово. Но с другой стороны, как я в отзыве и написала, я не согласна ни с некоторыми авторскими трактовками, ни с методом.

URL
2017-10-11 в 03:12 

Ютака В.
респектабельная магия крови
О, он появляется еще и в этой книге? Тогда точно надо ознакомиться)) Я еще в "Шоколаде" надеялась, что он скорее голову починит, чем магуйным шоколадом отравится.
Аааа, сорян, я, кажется, в заблуждение ввела, я про кюре в "Персиках" ХД
В "Сестре" викторианская эпоха вообще.

2017-10-11 в 08:00 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
Ютака В., ааа)) Ну ладно, все равно почитаю. Ну и может еще проду напишут про кюре))

URL
2017-10-11 в 10:28 

Ютака В.
респектабельная магия крови
Ну, задел на четвертую книгу в конце "Персиков" Харрис оставила, может, еще и вернется.

2017-10-11 в 12:50 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
Ютака В., вот и мне так кажется. Серии нынче в почете.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Волчий лес

главная